Блок Александр Александрович - Произведения - Франц Грильпарцер. Праматерь

Читайте также:

Пережил я примерно то же, что, если верить книгам, переживают после своей инициации приобщившиеся к дзэн-буддизму. Для этого мне нужно было пропитаться отвращением к знанию,..

   

Экдал. Знаю, знаю... гм! Спасибо, старина! Спасибо, дружище! (Бормочет тихонько.) Болван! (Уходит в контору.) Петтерсен затворяет за ним дверь. Йенсен...

   

В жизни вдвоём есть много неудобств. Правительство, по странной заботливости, отсылало его на две недели из места его ст..

   

Смотрите также:

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Владимир Маяковский об А.Блоке

Памяти Александра Блока

Александр Блок. Автобиография

Все статьи


«Страшный мир» в лирике А. А. Блока

Анализ поэмы А.А. Блока Двенадцать

Образ России в лирике А. Блока

Без конца и без краю мечта!(По лирике А.А.Блока.)

Лирический герой А. А. Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

«Франц Грильпарцер. Праматерь»



Блок Александр Александрович

Желаем Вам приятного чтения (Страниц: 79)



Также вы можете получить: полный текст книги, версию для печати




Тем временем:

... Устал, измучен! А разве я забыл свое первое путешествие? Не разогнуться! Бывало, напьешься из проруби, а потом целых десять минут маешься, пока на ноги встанешь. Все суставы трещат, все кости болят так, что с ума можно сойти. А судороги? Бывало, так скрючит, что весь лагерь полдня бьется, чтобы меня распрямить! Хоть ты и новичок, а молодец, парень с характером! Через какой нибудь год ты всех нас, стариков, за пояс заткнешь. Главное — сложение у тебя подходящее: нет лишнего жира, из за которого многие здоровенные парни отправлялись к праотцам раньше времени. — Жира? — Да, да. У кого на костях много жира и мяса, тот тяжелее переносит дорогу. — Вот уж не знал! — Не знал? Это факт, можешь не сомневаться. Этакий великан может сделать что нибудь только с наскоку, а выносливости у него никакой. Самый непрочный народ! Только у жилистых, худощавых людей крепкая хватка — во что вцепятся, того у них не вырвешь, как у пса кость! Нет, нет, толстяки для этого не годятся. — Верно ты говоришь, — вмешался в разговор Луи Савой. — Я знал одного детину, здорового, как буйвол. Так вот, когда столбили участки у Северного ручья, он туда отправился с Лоном Мак Фэйном. Помните Лона? Маленький рыжий такой ирландец, всегда ухмыляется. Ну, шли они, шли — весь день и всю ночь шли. Толстяк выбился из сил и начал ложиться на снег, щупленький ирландец толкает его, колотит, а тот ревет, ну, совсем как ребенок. И так всю дорогу Лон тащил его и подталкивал, пока они не добрались до моей стоянки. Три дня он провалялся у меня под одеялами. Я никогда не думал, что мужчина может оказаться такой бабой. Вот что делает с человеком жирок! — А как же Аксель Гундерсон? — спросил Принс. На молодого инженера великан скандинав и его трагическая смерть произвели сильное впечатление. — Он лежит где то там… — И Принс неопределенно повел рукой в сторону таинственного востока. — Крупный был человек, самый крупный из всех, кто когда либо приходил сюда с берегов Соленой Воды и охотился на лосей, — согласился Беттлз. — Но он — то исключение, которое подтверждает правило...