Читайте также:

После него занимали почетные места - верховный главнокомандующий Рики-Тики-Тави и главный жрец всея мавров и эфиопов...

   

Забрав свечу, она уйти Хотела, я позвал ее, Прося подушку принести Под изголовие мое. Она подушку принесла..

   

Пережил я примерно то же, что, если верить книгам, переживают после своей инициации приобщившиеся к дзэн-буддизму. Для этого мне нужно было пропитаться отвращением к знанию,..

   

Смотрите также:

Владимир Маяковский об А.Блоке

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Александр Блок. Автобиография

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Все статьи


Анализ стихотворения А. Блока Осенняя воля (комментарий к стихотворению).txt

«Страшный мир» в лирике А. А. Блока

Моя любимая книга стихов Александра Блока

Анализ поэмы А.А. Блока Двенадцать

Анализ поэмы А.Блока Соловьиный сад

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», страница 5 (прочитано 100%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти



Граф обещал мне на радостях
освободить Изору.
Когда наступила ночь, я, перед тем как отправиться на стражу, спрятал
Гаэтана в розовых кустах, чтобы его никто не нашел. Ложась спать, он
продолжал рассказывать сказки, еще раз назвал госпожу мою Морганой и, когда
я спросил его наконец, где у него правда и где вымысел и может ли он
объяснить мне, как может Страданье стать Радостью, он сослался только на
свои песни.
Стоя в ту ночь на страже у ее пустого окна, я чувствовал какую-то
особенную тревогу, и крайние сомнения стали терзать меня. Мне с ясностью
представилось, что старик, которого я привез с собой и которому должен
завтра принести одежду жонглера, чтобы он пел на празднике, где будет
слушать его моя госпожа, наслал на нее какие-то туманные и страшные сны, от
которых она томится, не находя исхода. Я подумал о том, что она была
счастливее, когда предавалась невинным играм с молодым пажом, и стал
молиться господу богу, прося его освободить от туманных образов пламенную
грудь юной Изоры.
Наутро, когда я пришел будить Гаэтана, он бредил во сне, а на груди его
лежала черная роза, непохожая на все те красные, которые цвели над ним.
Грудь моя исполнилась несказанным волнением, и я спросил его, откуда у него
этот цветок. Он ответил, что цветок, вероятно, упал с куста, и, в ответ на
мою просьбу, с легкостью отдал мне розу. Взяв благоговейно цветок и спрятав
его на грудь, я не пытался проникнуть в чудо, посланное мне за мою усердную
молитву, но почувствовал необыкновенный прилив сил. В тот час я понял ясно,
что старый младенец более не опасен для прекрасной Изоры и что любовь моя
стала выше и чище с той минуты, как роза стала моею.
Перед началом праздника я узнал о готовящемся нападении на замок и
пытался предупредить графа, который не захотел, однако, меня слушать.
Положившись на волю божию, я был свидетелем того, как Алискан был посвящен в
рыцари, как Гаэтан пел свою песню, как Изора от волнения лишилась чувств,
как старик скрылся куда-то и как потом Иэора, очнувшись от обморока,
обратила свои взоры на Алискана. В ту минуту, когда придворные дамы скрыли
от моих глаз двух влюбленных, пришла весть о нападении, все бросились к
оружию, и я, чувствуя розу на груди моей, пошел в бой.
Богу угодно было, чтобы среди небольшого отряда нападающих, сторонников
графа Раймунда, оказался тот самый рыцарь с дельфином на гербе, который был
причиной всех моих несчастий. Я вступил с ним в бой, бой длился недолго, и в
ту минуту, когда этот рыцарь нанес мне жестокий удар мечом в грудь, где была
спрятана роза, я повалил его на землю, хотя он был ростом с великана, и,
наступив ему ногою на грудь, так же, как некогда он наступил мне, заставил
его просить пощады. Тогда войска нападающих рассеялись, и я, оставив моему
противнику жизнь, возвратился в замок. Граф, узнав о том, что я ранен,
передал через дружественного мне рыцаря, что он на эту ночь освобождает меня
от стражи, но госпожа моя, встретив меня благосклонно, приказала мне быть на
страже эту ночь, чтобы во время ее свидания с Алисканом подать ей знак
ударом меча, в случае опасности. Теперь я чувствую себя в руке божией и,
насколько хватит сил (ибо раны мои болят), буду стараться, чтобы никто в эту
ночь не нарушил покоя юных влюбленных, помня, как добрый отец, что не
страшны те, кто убивает тело, души же не может убить.

1913


КОММЕНТАРИИ

Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти.
Печатается по тексту тома IX Собрания сочинений Блока (Берлин, 1923).
"Записки Бертрана" написаны Блоком для "проверки" характера Бертрана ("Роза
и Крест"). 2 мая 1913 года Блок пишет об этом в дневнике: "Долго писал
"автобиографию Бертрана", написал всю, чтобы проверить себя еще раз. Выходит
длинней, скучней (потому что - проза, а новелле я не умею подражать), но
верно".

С. Небольсин

Оригинальный текст книги: .



Источник:


Страницы: (5) : 12345

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...

Собственное солнце Лагаша, Альфа, вокруг которого обращалась планета,
находилось по другую ее сторону, так же как и две другие пары дальних
солнц. Красный карлик Бета (ближайшая соседка Альфы) осталась в одиночестве.

В лучах солнца лицо Атона казалось багровым.

- Не пройдет и четырех часов, - сказал он, - как наша цивилизация кончит
свое существование. И это произойдет потому, что Бета, как вы видите,
осталась на небе одна. - Он угрюмо улыбнулся. - Напечатайте это! Только
некому будет читать.

- Но если пройдет четыре часа… и еще четыре… и ничего не случится? -
вкрадчиво спросил Теремон.

- Пусть вас это не беспокоит. Многое случится.

- Не спорю! И все же… если ничего не случится?

Бини 25 рискнул снова заговорить:

- Сэр, мне кажется, вы должны выслушать его.

- Не следует ли поставить этот вопрос на голосование, ректор Атон? -
сказал Теремон.

Пятеро ученых (остальные сотрудники обсерватории), до этих пор
сохранявшие благоразумный нейтралитет, насторожились.

- В этом нет необходимости, - отрезал Атон. Он достал из кармана часы. -
Раз уж ваш друг Бини так настаивает, я даю вам пять минут. Говорите.

- Хорошо! Ну что изменится, если вы дадите мне возможность описать
дальнейшее, как очевидцу? Если ваше предсказание сбудется, мое
присутствие ничему не помешает: ведь в таком случае моя статья так и не
будет написана. С другой стороны, если ничего не произойдет, вы должны
ожидать, что над вами в лучшем случае будут смеяться. Так не лучше ли,
чтобы этим смехом дирижировала дружеская рука?

- Это свою руку вы называете дружеской? - огрызнулся Атон.

- Конечно! - Теремон сел и закинул ногу за ногу. - Мои статьи порой
бывали резковаты, но каждый раз я оставлял вопрос открытым. В конце
концов, сейчас не тот век, когда можно проповедовать Лагашу "приближение
конца света". Вы должны понимать, что люди больше не верят в Книгу
откровений и их раздражает, когда ученые поворачивают на сто восемьдесят
градусов и говорят, что хранители Культа были все-таки правы…

- Никто этого не говорит, молодой человек, - перебил его Атон...