Читайте также:

Трудность в том, что очень немногие из нас узнают их, когда мы их видим. Мы унаследовали от прошлого великую сокровищницу прекрасного - нетленные шедевры поэзии,..

   

Но тут, думая о шляпе, увидел я необыкновенную елку. Росла она, конечно, в тени, и оттого сучья у нее когда-то были опущены вниз. Теперь же, после в..

   

Потом сразу хватаем вдвоем за длинные штоки и бегом несем искрящееся литье в соседнюю мастерскую, где выливаем металл в приготовленные формы...

   

Смотрите также:

Александр Блок. Автобиография

Памяти Александра Блока

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Все статьи


Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева

Без конца и без краю мечта!(По лирике А.А.Блока.)

Cоциальные мотивы в лирике А. Блока

«Скифы»

Анализ поэмы А.Блока Соловьиный сад

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Александр Блок. Из записных книжек и дневников», страница 8 (прочитано 26%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Александр Блок. Из записных книжек и дневников



У него, если пафос, так похож на чужой, а чаще - поддельный
- напыщенная риторика.


20 августа

"Весы" в настоящий момент - самый боевой журнал в России.
Действительно, с мистическими анархизмами в литературу проникла какая-то
негодная струя. Отношение к культуре не бережно. Мистический анархизм
неуловим, как справедливо писал мне Бугаев. Совершенно в стороне для меня в
этом отношении стоит Вячеслав Иванов, который глубоко образован и писатель
замечательный (статьи его в "Весах" и стихи). Он употребил много труда на
то, чтобы теперь доказывать ненужность труда (устно, впрочем, но не в
писаниях), - и это мне ни в коем случае нельзя забывать. Неприятен мне его
душный эротизм и противноватая легкость. Городецкий совсем не установился,
и Бугаев глубоко прав, указывая на его опасность - погибнуть от легкомыслия
и беспочвенности. Статья Городецкого о Сологубе - ни к чему не нужна,
глупа, безграмотна, некультурна. Когда в статье "Три поэта" ("Перевал", Љ
8/9) Городецкий говорит о "вчерашнем дне", я боюсь, как и Бугаев, что за
этим может последовать надругательство над Брюсовым,
/poets/balmont_bio.html">Бальмонтом и Вяч. Ивановым. Сюннерберг просто умен
и бездарен, Мейер-Чулкова необходимо поприудержать, он совсем некультурен.
Возмутительно его притягивание меня к своей бездарности.
Напишу письмо в редакцию "Весов" по поводу идиотского сообщения
"Mercure de France".

NB. Минский ("Перевал", Љ 8/9) считает "мистический анархизм"
эстетической теорией (!). Даже философы ничего не понимают.


1908

6 марта

Зачем ты так нагло смотришь женщинам в лицо? - Всегда смотрю. Женихом
был - смотрел, был влюблен - смотрел. Ищу своего лица. Глаз и губ.


29 октября

Я захотел вступить в Религиозно-философское общество с надеждой, что
оно изменится в корне. Я знаю, что здесь соберутся цвет русской
интеллигенции и цвет церкви, но и я интеллигент. У церкви спрашивать мне
решительно нечего. Я чувствую кругом такую духоту, такой ужас во всем
происходящем и такую невозможность узнать что-нибудь от интеллигенции, что
мне необходимо иметь дело с новой аудиторией, вопрошать ее какими бы то ни
было путями. Хотя бы прочтением доклада и выслушивания возражений свежих
людей. Может быть, я глубоко ошибаюсь, и все окружающее, ежедневное говорит
мне каждый День, что нечего ждать от интеллигенции (нечего говорить, что и
от духовенства) не только мне, но и всем. Я вижу большую, чем когда-нибудь,
отчужденность. Потому я забочусь вовсе не о самом себе - я-то, может быть,
и спасусь как-нибудь, но мне нужно глубоко не то. Я хочу, чтобы зерно
истины, которое я, как один из думающих, мучающихся и т.



Источник:


Страницы: (28) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
Он плескался подо мною,
Пену на берег гоня,
И понадобились трое,
Чтобы сбросить вниз меня.

И шампанским зашипели,
Закружились надо мной
Семь небес, как карусели,
И опять возник покой;
Но осталась, чуть мигая,
Вкось прибитая звезда,
Я просил сестру, рыдая,
Выпрямить ее тогда.

Но молчанье раскололось,
И в мой угол донесло,
Как диктует дикий голос
Бесконечное число
И рассказ: "Она сказала,
Он сказал, и я сказал..."
А луну, что мне сияла,
В голове я отыскал.

И слепец какой-то, плача,
Слез не в силах удержать,
Укорял меня, что прячу
Где-то я луну опять.
Стало жаль его немного,
Но он свистнул у стены.
И пресек мою дорогу
Черный Город Сатаны.

И на месте, спотыкаясь,
Я бежал, бежал года,
Занавеска, раздуваясь,
Не пускала никуда.
Рев возник и рос до стона
Погибающих миров -
И упал, почти до звона
Телеграфных проводов.

Лишь одна звезда светила
В напряженной тишине
И, хихикая, язвила
И подмигивала мне.
Звезды с высоты надменной
Ждали, кто бы мне помог.
От презренья всей вселенной
Я ничем спастись не мог.

Но живительным дыханьем
День вошел и засиял,
Понял я - конец страданьям,
И я к Господу воззвал.
Но, забыв, о чем молиться,
Я заплакал, как дитя,
И смежил мне сном ресницы
Ветер утренний, шутя.






ДУРАК Перевод К. Симонова

Жил-был дурак. Он молился всерьез
(Впрочем, как Вы и Я)
Тряпкам, костям и пучку волос -
Все это пустою бабой звалось,
Но дурак ее звал Королевой Роз
(Впрочем, как Вы и Я).

О, года, что ушли в никуда, что ушли,
Головы и рук наших труд -
Все съела она, не хотевшая знать
(А теперь-то мы знаем - не умевшая знать),
Ни черта не понявшая тут.

Что дурак растранжирил, всего и не счесть
(Впрочем, как Вы и Я) -
Будущность, веру, деньги и честь.
Но леди вдвое могла бы съесть,
А дурак -на то он дурак и есть
(Впрочем, как Вы и Я)...