Читайте также:

-- Дорогие солдаты,-- ораторствовал фельдкурат Ибл,-- представьте себе: сейчас сорок восьмой год и только что победоносно окончилась битва у Кустоццы...

   

Ich bin fremd und Kц¶nig, und achte eure Gesetze und Herkommen nicht. Jetter. Du bist ja ц¤rg..

   

Вовсе нет, ты гордишься. Андрокл. Чем, любимая? Мегера. Всем. Тем, что превратил меня в рабыню, а себя в посмешище. Разве это честно? Из-за твоих смиренных речей да повадок, с..

   

Смотрите также:

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Владимир Маяковский об А.Блоке

Памяти Александра Блока

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Все статьи


«Страшный мир» в лирике А. А. Блока

Поэмы Александра Блока

«Дети страшных лет России»

Анализ стихотворения А. Блока Осенняя воля (комментарий к стихотворению).txt

«И идут без имени святого» (по поэме «Двенадцать»)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Александр Блок. Из записных книжек и дневников», страница 6 (прочитано 19%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Александр Блок. Из записных книжек и дневников



Религия чужда экстаза
(мы должны спать и есть и читать и гулять религиозно), она есть союз с
людьми против мира КАК КОСНОСТИ (?). NB: все, что в мире откроется как НЕ
КОСНОЕ (может быть, и все), - сейчас же становится предметом религии.
Просто и банально на примере: развратное отношение к женщине - косность
(может быть, и мистика), чистое - религия.
Мистицизм повседневности обогащает ее. Это - что-то навязываемое
творчески, требующее формулировки, рассуждения. После того как эти
формулировки обмелеют (обнажатся, - ибо наступает и это), остается или
уснуть (ждать терпеливо и Долго возвращения старого), или разбить окно и,
просунув голову, увидать, что жизнь проста (радостна, трудна, сложна).
Последнее (через нищету) - путь к религии.
Крайний вывод религии - полнота, мистики - косность и пустота. Из
мистики вытекают истерия, разврат, эстетизм. Но религия может освятить и
мистику, например: красное вино с золотыми (зелеными) змейками освящено
уже. Краеугольный камень религии - бог, мистики - тайна; крайний мистик
может стать машиной тайновиденья (Verhaeren), крайний позитивист - машиной
понятновиденья (профессор). Оба они - одинаковы (профессор Verhaeren).
Мистики любят вожжаться с "городами" и "деревнями", они любят скарб;
они - переплетчики, библиотекари, книголюбы, антикварии. Мистика требует
экстаза. Экстаз есть уединение. Экстаз не религиозен. Мистики любят быть
поэтами, художниками. Религиозные люди не любят, они разделяют себя и свое
ремесло (искусство).
Мистики очень требовательны. Религиозные люди - скромны.
Мистики - себялюбивы, религиозные люди - самолюбивы.


* * *

Всякое стихотворение - покрывало, растянутое на остриях нескольких
слов. Эти слова светятся, как звезды. Из-за них существует стихотворение.
Тем оно темнее, чем отдаленнее эти слова от текста. В самом темном
стихотворении не блещут эти отдельные слова, оно питается не ими, а темной
музыкой пропитано и пресыщено. Хорошо писать и звездные и беззвездные
стихи, где только могут вспыхнуть звезды или можно их самому зажечь.


21 декабря

Со мною бывает часто, все чаще физическое томление. Вероятно, то же у
беременных женщин: проклятие за ношение плода; мне проклятие за
перерождение. Нельзя даром призывать Диониса - в этом все призывание Вакха,
по словам самого В. Иванова. Если не преображусь, умру так в томлении.
<...>
Стихи Городецкого - вчера вечером он прислал мне "Ярь" с такими милыми
словами на книге и в письме. Большая книга. Параллельно - читал кузминские
"Крылья" - чудесные. Но Кузмин не выйдет из "страны". Городецкий весь -
полет. Из страны его уносит стихия, и только она, вынося из страны,
обозначает "гениальность".



Источник:


Страницы: (28) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Правильно. Но чем занимались они на
досуге?
НИНЕЛЬ ФИЛИППОВНА. Чево такое?
СВЯТУС. На досуге, Нинель Филипповна, пожилые люди считали деньги.
НИНЕЛЬ ФИЛИППОВНА. Ну, заве-ел... Некогда мне. Я по делу.
СВЯТУС (с печальной, укоризненной улыбкой). Вот и вы, Нинель
Филипповна, умная, прогрессивная женщина, в сущности чуткая, добрая... вы
торопитесь, простите меня, считать деньги.
НИНЕЛЬ ФИЛИППОВНА. Да как же их не считать!
СВЯТУС. Не перебивайте меня, прошу вас... Прислушайтесь, Нинель
Филипповна: звон идет по всей планете. Это пожилые, обеспеченные люди
считают деньги, которые им не нужны.
НИНЕЛЬ ФИЛИППОВНА. Чево такое?
СВЯТУС. Они не заведут себе хорошее пальто с начесом, потому что оно им
не к лицу. Они не накупят себе ярких галстуков, потому что в них неловко
появляться перед начальством. Они не схватят мотор и не помчат ночью в
аэропорт, потому что им это неинтересно. Спрашивается, зачем пожилым людям
свободные деньги? Те самые деньги, которые позарез нужны молодым?
СЕРОШТАН. Да что свободные! Даже опохмелиться не на что!
СВЯТУС. Скажите, Нинель Филипповна, справедливо это или несправедливо?
НИНЕЛЬ ФИЛИППОВНА. К чему это вы клоните?
СВЯТУС. Нет, вы подумайте как следует и скажите: справедливо это?
НИНЕЛЬ ФИЛИППОВНА. Э-э! Не выйдет! Я пришла с них за квартиру взять -
мыслимо ли дело - за полгода не плачено - а они: на вот! Вишь как повернули!
СЕРОШТАН. Вы не отвлекайтесь. Вы нам скажите...
СВЯТУС. Нинель Филипповна, у меня к вам принципиальный вопрос...
НИНЕЛЬ ФИЛИППОВНА. Нет уж! Вы заплатите, а потом будете теории
разводить...
СВЯТУС. Да не в этом дело! Что это вы: за квартиру, за квартиру! Скучно
даже. Заплатим, разумеется. Что мы, мошенники, что ли? Я не о квартире. Я
хочу вас спросить... Скажите, я порядочный человек?
НИНЕЛЬ ФИЛИППОВНА. Чево такое?
СЕРОШТАН. Ну вот! С вами серьезно разговаривают...
НИНЕЛЬ ФИЛИППОВНА. Вы мне мозги не томите. Я вас...
СВЯТУС...