Читайте также:

СОСЕД (шепотом). Молодого?.. Старого? САРАФАНОВ. Средних лет... Сосед долго и сокрушенно качает головой. Извините меня, пойду домой. Продрог я что-то...

   

Ты, видно, очень удивлена, Гунхильд. Фру Боркман (неподвижно стоит между канапе и столом, упершись кончиками пальцев в скатерть). Ты не ошиблась?..

   

О, смелых дум свобода! Дворец Филипппа мне открыт, Я спешился у входа. Иду и вижу: там, вдали, Моей мечты созданье, Спешит принцесса Эболи На тайное свиданье...

   

Смотрите также:

Памяти Александра Блока

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Александр Блок - патология любви

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Все статьи


«И идут без имени святого» (по поэме «Двенадцать»)

Предчувствую Тебя... (Любовная лирика А. А. Блока)

«Страшный мир» в лирике А. А. Блока

Александр Блок и революция (Поэма Двенадцать)

Значение символических образов в одном из произведений русской литературы XX века. (А.А. Блок. Двенадцать,)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Александр Блок. Из записных книжек и дневников», страница 25 (прочитано 89%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 21 (прочитано 105%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 16 (прочитано 94%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 26 (прочитано 69%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 35 (прочитано 39%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 38 (прочитано 93%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 69 (прочитано 92%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 26 (прочитано 49%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 26 (прочитано 38%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 57 (прочитано 93%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 72 (прочитано 91%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Александр Блок. Из записных книжек и дневников



Дядя Миша подарил мне на прощанье сигару и только
что вышедший (им выпущенный) I том Вл. Соловьева.
Осенью Сережа приезжал в Шахматово. Осень была преисполнена
напряженным ожиданием. История с венком и подушкой произошла, кажется, в
это лето (или - в предыдущее?). На фабрике я читал "Хирургию" Чехова.
Спектаклей, кажется, не было. Были блуждания на лошади вокруг Боблова (с
исканием места свершений) - Ивлево, Церковный лес. Прощание я помню: Любовь
Дмитриевна вышла в гостиную (холодная яркая осень) с напудренным лицом.
Возвращение в Петербург было с мамой 6 сентября в одном поезде с М. С.
Соловьевым, который рассказывал, что в Москве есть Боря Бугаев, что там
обращено внимание на мои стихи. Рано утром он, сутулясь, вышел в Саблине,
чтобы ехать в Пустыньку за бумагами, касающимися брата.
Сентябрь прошел сравнительно с внутренним замедлением (легкая
догматизация). Любовь Дмитриевна уже опять как бы ничего не проявляла. В
октябре начались новые приступы отчаянья (Она уходит, передо мной - "грань
богопознанья"), Я испытывал сильную ревность (без причины видимой).
Знаменательна была встреча 17 октября.
К ноябрю началось явное мое колдовство , ибо я вызвал двойников
("Зарево белое...", "Ты - другая, немая...").
Любовь Дмитриевна ходила на уроки к М. М. Читау, я же ждал ее выхода,
следил за ней и иногда провожал ее до Забалканского с Гагаринской -
Литейной (конец ноября, начало декабря). Чаще, чем со мной, она встречалась
с кем-то - кого не видела и о котором я знал.
Появился мороз, "мятель", "неотвязный" и царица, звенящая дверь, два
старца, "отрава" (непосланных цветов), свершающий и пользующийся плодами
свершений ("другое я"), кто-то "смеющийся и нежный". Так кончился 1901 год.
Тут - Боткинский период.
Новогодний визит. Гаданье m-mе Ленц и восторг (демонический: "Я
шел...").

* Бад-Наухайм, курорт в Германии.
** Пруд (нем.).
*** Туалетным уксусом (франц.).
**** "Испанская кожа" (франц.), сорт духов.


__________


В. МАЯКОВСКОМУ

Не так, товарищ!
Не меньше, чем вы, ненавижу Зимний дворец и музеи. Но разрушение так
же старо, как строительство, и так же традиционно, как оно. Разрушая
постылое, мы так же скучаем и зеваем, как тогда, когда смотрели на его
постройку. Зуб истории гораздо ядовитее, чем вы думаете, проклятия времени
не избыть. Ваш крик - все еще только крик боли, а не радости.* Разрушая, мы
все те же еще рабы старого мира: нарушение традиций - та же традиция. Над
нами - большее проклятье: мы не можем не спать, мы не можем не есть. Одни
будут строить, другие разрушать, ибо "всему свое время под солнцем", но все
будут рабами, пока не явится третье, равно не похожее на строительство и на
разрушение.



Источник:


Страницы: (28) :  <<  ... 171819202122232425262728

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Воспоминания далеких дней моей юности, воспоминания о путешествиях пешком по дикому побережью Корнуэлла, о разговорах - в кухнях с земляными полами или среди плетенок для ловли раков - с бедняками, которые были стары, когда я была молода, слишком туманны, чтобы на них можно было положиться. Много лет спустя я провела три зимы в Сент-Айвс, но к этому времени старинный диалект помнили только старики на уединенных фермах среди вересковых равнин. Филологи, к трудам которых я обращалась, не всегда придерживались единого мнения о том, как лучше передать мягкие, певучие, редуцированные гласные корнуэльского наречия, или в том, насколько далеко распространились по каменным грядам некоторые девонские речевые формы. Весьма возможно, что кое в чем я ошиблась, но избежать этого риска было нельзя. Без их характерной речи мои рыбаки не принадлежали бы Корнуэллу, который я любила. Э. Л. В.
     Нью-Йорк, ноябрь 1944 г.
     Названием романа являются слова из фразы, с которой, по библейским преданиям, бог обратился к Моисею: "Не подходи сюда: сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая". Эти слова вспоминает перед смертью героиня романа Беатриса Телфорд.
     Эпиграф к роману взят из поэмы Джона Мильтона "Потерянный рай". В четвертой песне описывается, как Сатана, решив искусить человека, проник в рай, где жили Адам и Ева, и принял образ жабы. Расположившись около самого уха Евы, он старался вдохнуть в нее свой яд и затуманить ее мозг фантастическими видениями. Сатана надеялся возбудить в ней недовольство, беспокойные мысли, необузданные желания. Но в то время как Сатана приводил в исполнение свой замысел, один из посланных богом ангелов - Итуриэль - коснулся Сатаны копьем, и Сатана тотчас принял свой настоящий облик, так как прикосновение небесного оружия разоблачает всякий обман. Сатана вступил в спор с архангелом Гавриилом, после чего был вынужден удалиться...