Читайте также:

Как славно было бы их насвежо опубликовать, особенно вторую!]. Этим был озабочен Александр Герцен --- и во всем его письменном наследстве ..

   

У меня не было бы ни минуты душевного покоя, если бы он остался без вашего попечения и влияния. Я поговорю с ним перед отъездом о его..

   

-- Так. А ты не обижайся, старина, покурю и уйду. Трогать не будем, не до вас пришли, живите себе. Посидел, посидел веселый кожаный картуз, засмеялся и пошел...

   

Смотрите также:

Владимир Маяковский об А.Блоке

Памяти Александра Блока

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Все статьи


«Скифы»

Анализ стихотворения А. Блока Осенняя воля (комментарий к стихотворению).txt

Предчувствую Тебя... (Любовная лирика А. А. Блока)

А. Блок—символист

«Дети страшных лет России»

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Александр Блок. Из записных книжек и дневников», страница 18 (прочитано 63%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 21 (прочитано 105%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 16 (прочитано 94%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 26 (прочитано 69%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 35 (прочитано 39%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 38 (прочитано 93%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 69 (прочитано 92%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 26 (прочитано 49%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 26 (прочитано 38%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 57 (прочитано 93%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 72 (прочитано 91%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Александр Блок. Из записных книжек и дневников




Лучшими остаются "Стихи о Прекрасной Даме". Время не должно тронуть
их, как бы я ни был слаб как художник.
В "Театре" - лишнее: "Теофиль" и весьма сомнителен "Король на
площади". Примечаний к "Розе и Кресту" не надо.
Цикл "Кармен" должен заканчиваться стихотворением "Что же ты
потупилась".
Том статей собирать не стоит. Лучшая статья - о символизме. Но все -
не кончено, книги не выйдет, круг не замкнут.
Поэма остается неоконченной. Техника того, что написано последним,
слабовата уже.
Драма о фабричном возрождении России, к которой я подхожу уже
несколько лет, но для которой понадобилось бы еще много подступов (даже
исторических), завещается кому-нибудь другому - только не либералу и не
консерватору, а такому же, как я, неприкаянному.
Я не боюсь шрапнелей. Но запах войны и сопряженного с ней - есть
хамство. Оно подстерегало меня с гимназических времен, проявлялось в
многообразных формах, и вот - подступило к горлу. Запаха солдатской шинели
- не следует переносить. Если говорить дальше, то эта бессмысленная война
ничем не кончится. Она, как всякое хамство, безначальна и бесконечна,
безобразна.


1917

14 апреля Начало жизни?

Выезд из дружины в ночь на 17 марта. Встреча с Любой в революционном
Петербурге. 10 - 13 апреля - Крюково - мама; еврейка. 13 апреля - днем
Художественный театр, вечер у Гзовской. 14 апреля меня вызывает М. И.
Терещенко.
Я - "одичал": физически (обманчиво) крепок, нравственно расшатан
(нейрастения - д-р Каннабих). Мне надо заниматься своим делом, надо быть
внутренно свободным, иметь время и средства для того, чтобы быть
художником. Бестолочь дружины (я не имею права особенно хулить ее, потому
что сам участвовал в ней), ненужность ее для государства.
Я не имею ясного взгляда на происходящее, тогда как волею судьбы я
поставлен свидетелем великой эпохи. Волею судьбы (не своей слабой силой) я
художник, т. е. свидетель. Нужен ли художник демократии?
"Концерт", или "мистерия", Станиславского (об этом он говорил мне в
Крюкове, а перед тем - Рахманинову).


22 апреля

Все будет хорошо, Россия будет великой. Но как долго ждать и как
трудно дождаться.

Ал. Блок. 22.IV.1917


21 мая

<...> Отдыхая от службы перед обедом, я стал разбирать (чуть не в
первый раз) ящик, где похоронена Л. А. Дельмас. Боже мой, какое безумие,
что все проходит, ничто не вечно. Сколько у меня было счастья ("счастья",
да) с этой женщиной. Слов от нее почти не останется. Останется эта груда
лепестков, всяких сухих цветов, роз, верб, ячменных колосьев, резеды,
каких-то больших лепестков и листьев.



Источник:


Страницы: (28) :  <<  ... 10111213141516171819202122232425 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... И потому пусть не садится за это
пиршество тот, у кого органы к тому не приспособлены, ибо нет у него ни
зубов, ни языка, ни неба, а также и ни один из приспешников порока, ибо
желудок его полон ядовитых соков, вредных настолько, что никаких яств он
никогда не мог бы принять. Но пусть придет сюда всякий, кого семейные и
гражданские заботы не лишили человеческого голода, и сядет за одну трапезу
вместе с другими, подобными ему неудачниками; и пусть у ног их расположатся
все те, кто по нерадивости сделались недостойными более высоких мест; и
пусть и те и другие примут мое угощение вместе с тем хлебом, который
позволит им и отведать его и переварить. Угощение же на этом пиру будет
распределено на четырнадцать канцон7, посвященных как любви, так и
добродетели, которые без предлагаемого ныне хлеба остались бы темны и
непонятны, и многим их красота могла бы понравиться больше, чем содержащееся
в них добро. Однако хлеб этот, то есть истолкование, будет тем светом,
который обнаружит каждый оттенок их смысла.
Если в настоящем сочинении, которое называется "Пиром" -- и пусть оно
так называется,-- изложение окажется более зрелым, чем в "Новой Жизни", я
этим ни в коей мере не собирался умалить первоначальное мое творение, но
лишь как можно больше помочь ему, видя, насколько разумно то, что "Новой
Жизни" подобает быть пламенной и исполненной страстей, а "Пиру" -- умеренным
и мужественным. В самом деле, одно надлежит говорить и делать в одном
возрасте, а другое -- в другом. Поведение уместное и похвальное в одном
возрасте бывает постыдным и предосудительным в другом8, что и будет
обосновано ниже, в четвертом трактате этой книги9. В прежнем моем
произведении я повествовал, будучи на рубеже молодости, а в этом -- уже
миновав его. И так как истинное мое намерение отличалось от кажущегося при
поверхностном ознакомлении с упомянутыми канцонами, я ныне собираюсь
раскрыть их аллегорический смысл после уже поведанного буквального смысла...