Читайте также:

-- Дорогие солдаты,-- ораторствовал фельдкурат Ибл,-- представьте себе: сейчас сорок восьмой год и только что победоносно окончилась битва у Кустоццы...

   

На следующий день я пришел в пансион к Себастьену и узнал от бедного мальчика, что его отец по приказу короля, испрошенному какой-то придворной дамой, заключен в Бастилию!..

   

3, 91, 94, 115, 116, 118, 119, 123, 146, 166 Лукан 64, 79, 81–83, 88, 155 Людовик VII 161 Люцина 148 Люцифер 18, 151 Макиавелли 18 Манлий 64 Манфред 180 Мария 14, 91..

   

Смотрите также:

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Александр Блок. Автобиография

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Памяти Александра Блока

Все статьи


Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

Лирический герой А. А. Блока

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

«Страшный мир» в лирике А. А. Блока

Анализ поэмы А.Блока Соловьиный сад

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Александр Блок. Из записных книжек и дневников», страница 15 (прочитано 52%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Александр Блок. Из записных книжек и дневников



Между строками можно прочесть:
"Скучно, приятель? Хотел сразу поймать птицу за хвост?" Скучно, скучно,
неужели жизнь так и протянется - в чтении, писании, отделываньи, получении
писем и отвечании на них) Но - лучше ли "гулять с кистенем дремучем
лесу")<...>
Собираюсь (давно) писать автобиографию Венгерову (скучно заниматься
этим каждый год). Во всяком случае, надо написать, кроме никому не
интересных и неизбежных сведений, что "есть такой человек" (я), который,
как говорит 3. Н. Гиппиус, думал больше о правде, чем о счастьи. Я искал
"удовольствий", но никогда не надеялся на счастье. Оно приходило само и,
приходя, как всегда, становилось сейчас же не собою. Я и теперь не жду его,
бог с ним, оно - не человеческое.
Кстати, по поводу письма Скворцовой: пора разорвать все эти связи. Все
известно заранее, все скучно, не нужно ни одной из сторон. Влюбляется, или
даже полюбит, - отсюда письма - груда писем, требовательность, застигание
всегда не вовремя; она воображает (всякая, всякая), что я всегда хочу
перестраивать свою душу на "ее лад". А после известного промежутка - брань.
Бабье, какова бы ни была - 16-летняя девчонка или тридцатилетняя дама.
Женоненавистничество бывает у меня периодически - теперь такой период.
Если бы я писал дневник и прежде, мне не приходилось бы постоянно
делать эти скучные справки. Скучно писать и рыться в душе и памяти, так же
как скучно делать вырезки из газет. Делаю все это, потому что потом
понадобится.


17 апреля

<...> утверждение Гумилева, что "слово должно значить только то, что
оно значит", как утверждение - глупо, но понятно психологически, как бунт
против Вяч. Иванова и даже как желание развязаться с его авторитетом и
деспотизмом. <...> В. Иванову свойственно миражами сверхискусства мешать
искусству. "Символическая школа" - мутная вода. Связи quasi*-реальные ведут
к еще большему распылению. Когда мы ("Новый путь", "Весы") боролись с
умирающим, плоско-либеральным, псевдореализмом, это дело было реальным, мы
были под знаком Возрождения. Если мы станем бороться с неопределившимся и,
может быть, своим (!) Гумилевым, мы попадем под знак вырождения. Для того
чтобы принимать участие в "жизнетворчестве" (это суконное слово упоминается
в слове от редакции "Трудов и дней"), надо воплотиться, показать свое
печальное человеческое лицо, а не псевдо-лицо несуществующей школы. Мы -
русские.<...>

* Здесь: псевдо (лат.).


21 ноября

<...> Весь день просидел Городецкий и слушал очень внимательно все,
что я говорил ему о его стихах, о Гумилеве, о цехе, о тысяче мелочей. А я
говорил откровенно, бранясь и не принимая всерьез то, что ему кажется
серьезным и важным делом.



Источник:


Страницы: (28) :  <<  ... 78910111213141516171819202122 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
Отец Бэка, Элмо, огромный сенбернар, был когда-то неразлучным спутником
судьи, и Бэк обещал стать достойным преемником отца. Он был не такой
громадиной, как тот, весил только сто сорок фунтов, так как мать его, Шеп,
была шотландская овчарка. Но и сто сорок фунтов веса, если к ним еще
прибавить то чувство собственного достоинства, которое рождается от хорошей
жизни и всеобщего уважения, дают право держать себя по-королевски. Четыре
года -- с самого раннего щенячьего возраста -- Бэк вел жизнь пресыщенного
аристократа, был преисполнен гордости и даже несколько эгоцентричен, как это
иногда бывает со знатными господами, живущими в своих поместьях уединенно,
вдали от света. Но Бэка спасало то, что он не стал избалованной комнатной
собакой. Охота и тому подобные развлечения на свежем воздухе не давали ему
разжиреть, укрепляли мускулы. А купание в холодной воде закаляло его и
сохраняло здоровье.
Так жил пес Бэк до той осени 1897 года, когда открытие золота в
Клондайке привлекло на холодный Север людей со всех концов света. Бэк ничего
об этом не знал, ибо не читал газет. Не знал он также, что дружба с
Мануэлем, одним из подручных садовника, не сулит ему ничего доброго. За
Мануэлем водился большой порок: страсть к китайской лотерее. К тому же у
этого азартного игрока была одна непобедимая слабость -- он верил в свою
систему, и потому было совершенно ясно, что он погубит свою душу. Чтобы
играть по системе, нужны деньги, а жалованья младшего садовника едва хватало
на нужды его жены и многочисленного потомства.
В памятный день предательства Мануэля судья Миллер уехал на собрание
общества виноделов, а мальчики были заняты устройством спортивного клуба,
поэтому никто не видел, как Мануэль и Бэк прошли через сад, отправляясь (так
думал Бэк) на обыкновенную прогулку. И только один-единственный человек
видел, как они пришли на маленький полустанок "Колледж-парк", где поезд
останавливался по требованию. Человек этот потолковал о чем-то с Мануэлем,
потом зазвенели деньги, переданные из рук в руки...