Читайте также:

О Независимом Театре слышал, знал, что это один из выдающихся театров, но никогда в нем не был. Письмо меня чрезвычайно заинтересовало, тем более что никаких писем я вообще тогда не получал...

   

Единственный убираю за собой... Я хотел выявить конкретное лицо, распорядившееся моей судьбой. Обнаружить реальный первоисточник моей неудачи...

   

А на другой день за обедом досказал: оттого мы ничего не знаем, что и узнавать, должно, нечего. А тебе к чему нужно знать? А я сказал -- да, а жить-то как же?..

   

Смотрите также:

Владимир Маяковский об А.Блоке

Александр Блок. Автобиография

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Памяти Александра Блока

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Все статьи


Анализ стихотворения А. Блока О доблестях, о подвигах, о славе... (адресовано жене)

«Женские лики» в творчестве А. А. Блока

Лирический герой А. А. Блока

Лирика Александра Блока

Анализ поэмы А.Блока Соловьиный сад

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», страница 4 (прочитано 5%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Стихотворения. Книга третья (1907-1916)





Что', если я, завороженный,
Сознанья оборвавший нить,
Вернусь домой уничиженный, -
Ты можешь ли меня простить?

Ты, знающая дальней цели
Путеводительный маяк,
Простишь ли мне мои метели,
Мой бред, поэзию и мрак?

Иль можешь лучше: не прощая,
Будить мои колокола,
Чтобы распутица ночная
От родины не увела?

2 февраля 1909



* * *

В эти желтые дни меж домами
Мы встречаемся только на миг.
Ты меня обжигаешь глазами
И скрываешься в темный тупик...

Но очей молчаливым пожаром
Ты недаром меня обдаешь,
И склоняюсь я тайно недаром
Пред тобой, молчаливая ложь!

Ночи зимние бросят, быть может,
Нас в безумный и дьявольский бал,
И меня, наконец, уничтожит
Твой разящий, твой взор, твой кинжал!

6 октября 1909



* * *

Из хрустального тумана,
Из невиданного сна
Чей-то образ, чей-то странный...
(В кабинете ресторана
За бутылкою вина).

Визг цыганского напева
Налетел из дальних зал,
Дальних скрипок вопль туманный...
Входит ветер, входит дева
В глубь исчерченных зеркал.

Взор во взор - и жгуче-синий
Обозначился простор.
Магдалина! Магдалина!
Веет ветер из пустыни,
Раздувающий костер.

Узкий твой бокал и вьюга
За глухим стеклом окна -
Жизни только половина!
Но за вьюгой - солнцем юга
Опаленная страна!

Разрешенье всех мучений,
Всех хулений и похвал,
Всех змеящихся улыбок,
Всех просительных движений, -
Жизнь разбей, как мой бокал!
Чтоб на ложе долгой ночи
Не хватило страстных сил!
Чтоб в пустынном вопле скрипок
Перепуганные очи
Смертный сумрак погасил.

6 октября 1909



ДВОЙНИК

Однажды в октябрьском тумане
Я брел, вспоминая напев.
(О, миг непродажных лобзаний!
О, ласки некупленных дев!)
И вот - в непроглядном тумане
Возник позабытый напев.

И стала мне молодость сниться,
И ты, как живая, и ты...
И стал я мечтой уноситься
От ветра, дождя, темноты...
(Так ранняя молодость снится.
А ты-то, вернешься ли ты?)

Вдруг вижу - из ночи туманной,
Шатаясь, подходит ко мне
Стареющий юноша (странно,
Не снился ли мне он во сне?),
Выходит из ночи туманной
И прямо подходит ко мне.

И шепчет: "Устал я шататься,
Промозглым туманом дышать,
В чужих зеркалах отражаться
И женщин чужих целовать..."
И стало мне странным казаться,
Что я его встречу опять...
Вдруг - от улыбнулся нахально,
И нет близ меня никого...
Знаком этот образ печальный,
И где-то я видел его...
Быть может, себя самого
Я встретил на глади зеркальной?

Октябрь 1909



ПЕСНЬ АДА

День догорел на сфере той земли,
Где я искал путей и дней короче.
Там сумерки лиловые легли.

Меня там нет. Тропой подземной ночи
Схожу, скользя, уступом скользких скал.
Знакомый Ад глядит в пустые очи.

Я на земле был брошен в яркий бал,
И в диком танце масок и обличий
Забыл любовь и дружбу потерял.



Источник:


Страницы: (61) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
Наряду с Диккенсом мы видим Эдгара По, наряду с Бальзаком и Флобером -
Бодлера, наряду с Львом Толстым - Генриха Ибсена. Нельзя, однако, не
признать, что чем ближе мы к новому столетию, тем настойчивее раздаются
голоса поэтов-символистов, тем ощутительнее становится потребность в более
утонченных способах выражения чувств и мыслей, что составляет отличительную
черту поэзии символической.
Как определить точнее символическую поэзию? Это поэзия, в которой
органически, не насильственно, сливаются два содержания: скрытая
отвлеченность и очевидная красота, - сливаются так же легко и естественно,
как в летнее утро воды реки гармонически слиты с солнечным светом. Однако,
несмотря на скрытый смысл того или другого символического произведения,
непосредственное конкретное его содержание всегда закончено само по себе,
оно имеет в символической поэзии самостоятельное существование, богатое
оттенками.
Здесь кроется момент, резко отграничивающий символическую поэзию от
поэзии аллегорической, с которой ее иногда смешивают. В аллегории, напротив,
конкретный смысл является элементом совершенно подчиненным, он играет
служебную роль и сочетается обыкновенно с дидактическими задачами,
совершенно чуждыми поэзии символической. В одном случае мы видим родственное
слияние двух смыслов, рождающееся самопроизвольно, в другом насильственное
их сочетание, вызванное каким-нибудь внешним соображением. Аллегория говорит
монотонным голосом пастора, или шутливо-поучительным тоном площадного певца
(разумею этот термин в средневековом смысле). Символика говорит исполненным
намеков и недомолвок нежным голосом сирены, или глухим голосом сибиллы,
вызывающим предчувствие.
Символическая поэзия неразрывно связана с двумя другими разновидностями
современного литературного творчества, известными под названием декадентства
и импрессионизма.
Я чувствую себя совершенно бессил..