Читайте также:

Сам-то я как поступал? Чуть только спелись сердца - глядь, и тела туда же за ними, - челядь берет пример с господ! И выходит на поверку..

   

ных особенностях этого рода, не поддавались французской передаче; далее, потому, что многие места, со всей враждебностью направленные против лиц, неизвестных во Франции, могли во ..

   

Все равно - он иным отелится Солнцем в наш русский кров. Все равно - он спалит телением, Что ковало реке брега. Разгвоз..

   

Смотрите также:

Александр Блок. Автобиография

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Все статьи


«Дети страшных лет России»

Образ России в лирике А. Блока

Анализ стихотворения А. Блока О доблестях, о подвигах, о славе... (адресовано жене)

«Женские лики» в творчестве А. А. Блока

Поэмы Александра Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», страница 15 (прочитано 23%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Стихотворения. Книга третья (1907-1916)



Каждый демон во мне
Притаился, глядит.
Каждый демон в тебе сторожит,
Притаясь в грозовой тишине...
И вздымается жадная грудь...
Этих демонов страшных вспугнуть?
Нет! Глаза отвратить, и не сметь, и не сметь
В эту страшную пропасть глядеть!

22 марта 1914


3

Даже имя твое мне презренно,
Но, когда ты сощуришь глаза,
Слышу, воет поток многопенный,
Из пустыни подходит гроза.

Глаз молчит, золотистый и карий,
Горла тонкие ищут персты...
Подойди. Подползи. Я ударю -
И, как кошка, ощеришься ты...

30 января 1914


4

О, нет! Я не хочу, чтоб пали мы с тобой
В объятья страшные. Чтоб долго длились муки,
Когда - ни расплести сцепившиеся руки,
Ни разомкнуть уста - нельзя во тьме ночной!

Я слепнуть не хочу от молньи грозовой,
Ни слушать скрипок вой (неистовые звуки!),
Ни испытать прибой неизреченной скуки,
Зарывшись в пепел твой горящей головой!

Как первый человек, божественным сгорая,
Хочу вернуть навек на синий берег рая
Тебя, убив всю ложь и уничтожив яд...

Но ты меня зовешь! Твой ядовитый взгляд
Иной пророчит рай! - Я уступаю, зная,
Что твой змеиный рай - бездонной скуки ад.

Февраль 1912


5

Вновь у себя... Унижен, зол и рад.
Ночь, день ли там, в окне?
Вон месяц, как паяц, над кровлями громад
Гримасу корчит мне...

Дневное солнце - прочь, раскаяние - прочь!
Кто смеет мне помочь?
В опустошенный мозг ворвется только ночь,
Ворвется только ночь!

В пустую грудь один, один проникнет взгляд,
Вопьется жадный взгляд...
Всё отойдет навек, настанет никогда,
Когда ты крикнешь: Да!

29 января 1914


6

Испугом схвачена, влекома
В водоворот...
Как эта комната знакома!
И всё навек пройдет?

И, в ужасе, несвязно шепчет...
И, скрыв лицо,
Пугливых рук свивает крепче
Певучее кольцо...

...И утра первый луч звенящий
Сквозь желтых штор...
И чертит бог на теле спящей
Свой световой узор.

2 января 1914


7

Ночь - как века, и томный трепет,
И страстный бред,
Уст о блаженно-странном лепет,
В окне - старинный, слабый свет.

Несбыточные уверенья,
Нет, не слова -
То, что теряет всё значенье,
Забрежжит бледный день едва...

Тогда - во взгляде глаз усталом -
Твоя в нем ложь!
Тогда мой рот извивом алым
На твой таинственно похож!

27 декабря 1913


8

Я ее победил, наконец!
Я завлек ее в мой дворец!

Три свечи в бесконечной дали.
Мы в тяжелых коврах, в пыли.

И под смуглым огнем трех свеч
Смуглый бархат открытых плеч,

Буря спутанных кос, тусклый глаз,
На кольце - померкший алмаз,

И обугленный рот в крови
Еще просит пыток любви...

А в провале глухих око'н
Смутный шелест многих знамен,

Звон, и трубы, и конский топ,
И качается тяжкий гроб.



Источник:


Страницы: (61) :  <<  ... 78910111213141516171819202122 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...»

    Le comte, depuis son entree au salon, n'avait pas perdu de vue le jeune homme, il avait admire l'assurance de son regard et la surete de sa voix; mais a ces mots si naturels: _Votre pere est en effet ici et vous cherche_, le jeune Andrea fit un bond et s'ecria:

    «Mon pere! mon pere ici?

    —Sans doute, repondit Monte-Cristo, votre pere, le major Bartolomeo Cavalcanti.»

    L'impression de terreur repandue sur les traits du jeune homme s'effaca presque aussitot.

    «Ah! oui, c'est vrai, dit-il, le major Bartolomeo Cavalcanti. Et vous dites, monsieur le comte, qu'il est ici, ce cher pere.

    —Oui, monsieur. J'ajouterai meme que je le quitte a l'instant, que l'histoire qu'il m'a contee de ce fils cheri, perdu autrefois, m'a fort touche; en verite, ses douleurs, ses craintes, ses esperances a ce sujet composeraient un poeme attendrissant. Enfin il recut un jour des nouvelles qui lui annoncaient que les ravisseurs de son fils offraient de le rendre, ou d'indiquer ou il etait, moyennant une somme assez forte. Mais rien ne retint ce bon pere; cette somme fut envoyee a la frontiere du Piemont, avec un passeport tout vise pour l'Italie. Vous etiez dans le Midi de la France, je crois?

    —Oui, monsieur, repondit Andrea d'un air assez embarrasse; oui, j'etais dans le Midi de la France.

    —Une voiture devait vous attendre a Nice?

    —C'est bien cela, monsieur; elle m'a conduit de Nice a Genes, de Genes a Turin, de Turin a Chambery, de Chambery a Pont-de-Beauvoisin, et de Pont-de-Beauvoisin a Paris.

    —A merveille! il esperait toujours vous rencontrer en chemin, car c'etait la route qu'il suivait lui-meme; voila pourquoi votre itineraire avait ete trace ainsi.

    —Mais, dit Andrea, s'il m'eut rencontre, ce cher pere, je doute qu'il m'eut reconnu; je suis quelque peu change depuis que je l'ai perdu de vue...