Читайте также:

-- Так. А ты не обижайся, старина, покурю и уйду. Трогать не будем, не до вас пришли, живите себе. Посидел, посидел веселый кожаный картуз, засмеялся и пошел...

   

Вследствие этого болотистое побережье с глубокими заливами и множеством затопляемых островков никогда не посещалось..

   

- Но я тоже робот. 2 Эндрю выглядел гораздо больше похожим на робота, когда был впервые...

   

Смотрите также:

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Александр Блок. Автобиография

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Все статьи


Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

«Земное» и «неземное» в «Стихах о прекрасной даме» А.Блока

Лирика Александра Блока

Анализ стихотворения А. Блока Мне страшно с тобою встречаться

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», страница 40 (прочитано 59%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 21 (прочитано 105%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 22 (прочитано 105%)

«Незнакомка», закладка на странице 16 (прочитано 94%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 25 (прочитано 67%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 50 (прочитано 56%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 42 (прочитано 102%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 76 (прочитано 101%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 33 (прочитано 63%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 62 (прочитано 102%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 29 (прочитано 104%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 61 (прочитано 77%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)



..
Толпа проснулась. Дико взвизгнул
Пронзительный свисток.

И в звоны стекол перебитых
Ворвался стон глухой,
И человек упал на плиты
С разбитой головой.

Не знаю, кто ударом камня
Убил его в толпе,
И струйка крови, помню ясно,
Осталась на столбе.

Еще свистки ломали воздух,
И крик еще стоял,
А он уж лег на вечный отдых
У входа в шумный зал...

Но огонек блеснул у входа...
Другие огоньки...
И звонко брякнули у свода
Взведенные курки.

И промелькнуло в беглом свете,
Как человек лежал,
И как солдат ружье над мертвым
Наперевес держал.

Черты лица бледней казались
От черной бороды,
Солдаты, молча, собирались
И строились в ряды.

И в тишине, внезапно вставшей,
Был светел круг лица,
Был тихий ангел пролетавший,
И радость - без конца.

И были строги и спокойны
Открытые зрачки,
Над ними вытянулись стройно
Блестящие штыки.

Как будто, спрятанный у входа
За черной пастью дул,
Ночным дыханием свободы
Уверенно вздохнул.

10 октября 1905



* * *

Вися над городом всемирным,
В пыли прошедшей заточен,
Еще монарха в утре лирном
Самодержавный клонит сон.

И предок царственно-чугунный
Всё так же бредит на змее,
И голос черни многострунный
Еще не властен на Неве.

Уже на до'мах веют флаги,
Готовы новые птенцы,
Но тихи струи невской влаги,
И слепы темные дворцы.

И если лик свободы явлен,
То прежде явлен лик змеи,
И ни один сустав не сдавлен
Сверкнувших колец чешуи.

18 октября 1905



* * *

Еще прекрасно серое небо,
Еще безнадежна серая даль.
Еще несчастных, просящих хлеба,
Никому не жаль, никому не жаль!

И над заливами голос черни
Пропал, развеялся в невском сне.
И дикие вопли: "Свергни! О, свергни!"
Не будят жалости в сонной волне...

И в небе сером холодные светы
Одели Зимний дворец царя,
И латник в черном* не даст ответа,
Пока не застигнет его заря.

Тогда, алея над водной бездной,
Пусть он угрюмей опустит меч,
Чтоб с дикой чернью в борьбе бесполезной
За древнюю сказку мертвым лечь...

18 октября 1905

* - Статуя на кровле Зимнего дворца (Прим. А. Блока)



* * *

Ты проходишь без улыбки,
Опустившая ресницы,
И во мраке над собором
Золотятся купола.

Как лицо твое похоже
На вечерних богородиц,
Опускающих ресницы,
Пропадающих во мгле...

Но с тобой идет кудрявый
Кроткий мальчик в белой шапке,
Ты ведешь его за ручку,
Не даешь ему упасть.

Я стою в тени портала,
Там, где дует резкий ветер,
Застилающий слезами
Напряженные глаза.

Я хочу внезапно выйти
И воскликнуть: "Богоматерь!
Для чего в мой черный город
Ты Младенца привела?"

Но язык бессилен крикнуть.



Источник:


Страницы: (67) :  <<  ... 32333435363738394041424344454647 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... То, что он непохож на ее сына,
будущего банковского клерка, возмущало ее, и она травила его как могла.
Избавление пришло только с приездом матери. Может быть, слишком поздним.
Мальчик начал на нервной почве терять зрение. Потом, будучи уже взрослым
человеком, он говорил, что с удовольствием сжег бы этот дом, а место, на
котором тот стоял, посыпал бы солью, как поступили римляне по отношению к
побежденному Карфагену.
От Холлоуэев мать, разумеется, сразу же забрала сына и некоторое время
спустя устроила его в Юнайтед Сервис Колледж, готовивший офицеров
индийской армии и чиновников индийской гражданской службы. Конечно, для
службы в армии юный Радди совершенно не годился, а в чиновники и сам бы
никогда не пошел, но школа эта, во всяком случае, давала неплохое
образование и стоила недорого. Киплингам она была вполне по средствам, да
и во главе ее стоял знакомый Киплингов, который хорошо понимал характер
способностей мальчика. Из школы он вышел человеком, вполне подготовленным
к той жизни, которая ему предстояла. Семнадцати лет он вернулся в Индию на
место, заранее подготовленное для него отцом. Ему даже определили вполне
приличное для начинающего жалованье.
Работа с самого начала была словно специально предназначенной для него.
Правда, должность оказалась скромной - он числился помощником редактора
(фактически репортером), но возможности давала большие. "Гражданская и
военная газета" издавалась для очень узкого круга лиц - семидесяти
чиновников индийской гражданской службы и нескольких сот офицеров из
воинских частей, расположенных в Северной Индии. Это предполагало
достаточно высокий интеллектуальный уровень подписчиков - ведь на
офицерские и гражданские (инженеры, врачи, управляющие) должности в Индии
брали далеко не всех. Для этого надо было выдержать весьма серьезный
экзамен. Родителям Киплинга, можно сказать, повезло. Они принадлежали к
людям редкой специальности, и им, во всяком случае, не надо было сдавать
хиндустани...