Читайте также:

Свои одиннадцать лет, проведенные там, усвоив не как позор, не как проклятый сон, но почти полюбив тот уродливый мир, теперь еще по-счастливому обор..

   

Куда? Мне неизвестно. Может быть сейчас, когда Вы читаете эти строки, он в Саратове или Ростове-на-Дону, ..

   

В расчете на интервью, симпозиумы, лекции, торжественные приемы. Полагаю, он сгодился бы и для Нобелевской церемонии...

   

Смотрите также:

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Памяти Александра Блока

Все статьи


Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

«И идут без имени святого» (по поэме «Двенадцать»)

Лирика Александра Блока

Лирический герой А. А. Блока

Анализ поэмы А.А. Блока Двенадцать

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», страница 35 (прочитано 52%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 21 (прочитано 105%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 22 (прочитано 105%)

«Незнакомка», закладка на странице 16 (прочитано 94%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 25 (прочитано 67%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 44 (прочитано 49%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 42 (прочитано 102%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 69 (прочитано 92%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 33 (прочитано 63%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 57 (прочитано 93%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 27 (прочитано 96%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 72 (прочитано 91%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)





Блещут искристые гривы
Золотых, как жар, коней,
Мчатся бешеные дива
Жадных облачных грудей,

Красный дворник плещет ведра
С пьяно-алою водой,
Пляшут огненные бедра
Проститутки площадной,

И на башне колокольной
В гулкий пляс и медный зык
Кажет колокол раздольный
Окровавленный язык.

28 июня 1904



* * *

Я жалобной рукой сжимаю свой костыль.
Мой друг - влюблен в луну - живет ее обманом.
Вот - третий на пути. О, милый друг мой, ты ль
В измятом картузе над взором оловянным?

И - трое мы бредем. Лежит пластами пыль.
Всё пусто - здесь и там - под зноем неустанным.
Заборы - как гроба. В канавах преет гниль.
Всё, всё погребено в безлюдьи окаянном.

Стучим. Печаль в домах. Покойники в гробах.
Мы робко шепчем в дверь: "Не умер - спит ваш близкий..."
Но старая, в чепце, наморщив лоб свой низкий,
Кричит: "Ступайте прочь! Не оскорбляйте прах!"

И дальше мы бредем. И видим в щели зданий
Старинную игру вечерних содроганий.

3 июля 1904



ГИМН

В пыльный город небесный кузнец прикатил
Огневой переменчивый диск.
И по улицам - словно бесчисленных пил
Смех и скрежет и визг.

Вот в окно, где спокойно текла
Пыльно-серая мгла,
Луч вонзился в прожженное сердце стекла,
Как игла.

Все испуганно пьяной толпой
Покидают могилы домов...
Вот - всем телом прижат под фабричной трубой
Незнакомый с весельем разгульных часов...

Он вонзился ногтями в кирпич
В унизительной позе греха...
Но небесный кузнец раздувает меха,
И свистит раскаленный, пылающий бич.

Вот - на груде горячих камней
Распростерта не смевшая пасть...
Грудь раскрыта - и бродит меж темных бровей
Набежавшая страсть...

Вот - монах, опустивший глаза,
Торопливо идущий вперед...
Но и тех, кто безумно обеты дает,
Кто бесстрастные гимны поет,
Настигает гроза!

Всем раскрывшим пред солнцем тоскливую грудь
На распутьях, в подвалах, на башнях - хвала!
Солнцу, дерзкому солнцу, пробившему путь, -
Наши гимны, и песни, и сны - без числа!..

Золотая игла!
Исполинским лучом пораженная мгла!

Опаленным, сметенным, сожженным дотла -
Хвала!

27 августа 1904



* * *

Поднимались из тьмы погребов.
Уходили их головы в плечи.
Тихо выросли шумы шагов,
Словеса незнакомых наречий.

Скоро прибыли то'лпы других,
Волочили кирки и лопаты.
Расползлись по камням мостовых,
Из земли воздвигали палаты.

Встала улица, серым полна,
Заткалась паутинною пряжей.
Шелестя, прибывала волна,
Затрудняя проток экипажей.

Скоро день глубоко отступил,
В небе дальнем расставивший зори.
А незримый поток шелестил,
Проливаясь в наш город, как в море.

Мы не стали искать и гадать:
Пусть заменят нас новые люди!
В тех же муках рождала их мать,
Так же нежно кормила у груди.



Источник:


Страницы: (67) :  <<  ... 27282930313233343536373839404142 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Машины пришли к
выводу, что в дальнейшем станут для людей чем-то вроде подпорок или костылей, а по-
скольку сочли это вредным для человека, то вынесли себе приговор на основании Первого
Закона.

- Вы полагаете, они ошиблись?

- По-моему, да. Своим поступком они усилили у людей комплекс Франкенштейна -
инстинктивную боязнь, что искусственно созданный интеллект восстанет против своего соз-
дателя. Люди боятся, что роботы могут занять их место.

- А вы сами не боитесь?

- Я лучше осведомлен. Пока действуют Три Закона Роботехники, этого не случится.
Роботы могут стать нашими партнерами, внести свой вклад в великую борьбу за разгадку
законов природы и мудрое управление ею. При таком сотрудничестве человечество могло бы
достигнуть гораздо большего, чем в одиночку, причем роботы всегда стояли бы на страже
интересов человека.

- Но если на протяжении двух веков Три Закона успешно удерживали роботов в грани-
цах повиновения, в чем же источник недоверия людей?

- Ну….. - Харриман яростно поскреб затылок, взъерошив седые волосы. - В основном,
конечно, предубеждение. Но, к несчастью, есть тут некоторые сложности, за которые, конеч-
но же, сразу ухватились противники роботов.

- Это касается Трех Законов?

- Да, в особенности Второго Закона. Видишь ли, с Третьим проблем нет, это закон аб-
солютный. Робот всегда должен жертвовать собой ради людей, ради любого человека.

- Естественно, - согласился Джордж Десять.

- Первый Закон, похоже, не столь универсален, потому что нетрудно придумать ситуа-
цию, в которой робот обязан предпринять взаимоисключающие действия А или Б, и каждое
из них в результате причинит человеку вред. Поэтому робот должен быстро выбрать мень-
шее из двух зол. Однако сконструировать позитронные мозговые связи таким образом, чтобы
робот мог сделать нужный выбор, крайне нелегко. Если действие А нанесет вред молодому
талантливому художнику, а действие Б - пяти престарелым людям, не имеющим особой
ценности, - что предпочесть?

- Действие А, - без колебаний ответил Джордж Десять...