Читайте также:

Что толку, в самом деле, - прибавляет Паульсон уже от собственного разума, - обладать правом голоса, если не выработать себе свободы личности?"...

   

Мерно, медленно отдавались из глубины вздохи машины, и медленно шло и развертывалось перед нами сказочное царство великого города. - Так держать,-- просто и осторожно говорил капитан...

   

От Всемирного потопа немногим удалось спастись в ковчеге. Он имел самое смутное представление о том, как выглядел этот ковчег, но в любом случае Ротор был тем же спасительным ковчегом...

   

Смотрите также:

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Памяти Александра Блока

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Александр Блок. Автобиография

Все статьи


«Земное» и «неземное» в «Стихах о прекрасной даме» А.Блока

Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

«И идут без имени святого» (по поэме «Двенадцать»)

Анализ стихотворения А. Блока Незнакомка

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», страница 45 (прочитано 86%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 26 (прочитано 69%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 35 (прочитано 39%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 38 (прочитано 93%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Стихотворения. Книга первая (1898-1904)




И друзья накрыли щитом
Может быть, пройдут караваны
И вожатый растопчет конем

Так лежу три дня без движенья.
И взываю к песку: "Задуши!.."
Но тело хранит от истленья
Красноватый уголь души.

На четвертый день я восстану,
Подыму раскаленный щит,
Растравлю песком свою рану
И приду к Отшельнице в скит.

Из груди, сожженной песками,
Из плаща, в пыли и крови,
Негодуя, вырвется пламя
Безначальной, живой любви.

19 мая 1903


* * *

Если только она подойдет -
Буду ждать, буду ждать...
Голубой, голубой небосвод...
Голубая спокойная гладь.

Кто прикликал моих лебедей?

Кто над озером бродит, смеясь?
Неужели средь этих людей
Незаметно Заря занялась?

Всё равно - буду ждать, буду ждать.
Я один, я в толпе, я - как все...
Окунусь в безмятежную гладь -
И всплыву в лебединой красе.

3 июня 1903 Bad Nauheim


* * *

Когда я стал дряхлеть и стынуть,
Поэт, привыкший к сединам,
Мне захотелось отодвинуть
Конец, сужденный старикам.
И я опять, больной и хилый,
Ищу счастливую звезду.
Какой-то образ, прежде милый,
Мне снится в старческом бреду,
Быть может, память изменила,
Но я не верю в эту ложь,
И ничего не пробудила
Сия пленительная дрожь.
Все эти россказни далече -
Они пленяли с юных лет,
Но старость мне согнула плечи,
И мне смешно, что я поэт...
Устал я верить жалким книгам
Таких же розовых глупцов!
Проклятье снам! Проклятье мигам
Моих пророческих стихов!
Наедине с самим собою
Дряхлею, сохну, душит злость,
И я морщинистой рукою
С усильем поднимаю трость...
Кому поверить? С кем мириться?
Врачи, поэты и попы...
Ах, если б мог я научиться
Бессмертной пошлости толпы!

4 июня 1903 Bad Nauheim


* * *

Очарованный вечер мой долог,
И внимаю журчанью струи,
Лег туманов белеющий полог
На зеленые нивы Твои

Безотрадному сну я не верю,
Погрузив мое сердце в покой...
Скоро жизнь мою бурно измерю
Пред неведомой встречей с Тобой...

Чьи-то очи недвижно и длинно
На меня сквозь деревья глядят.
Всё, что в сердце, по-детски невинно
И не требует страстных наград.

Все, что в сердце, смежило ресницы,
Но едва я заслышу. "Лети", -
Полечу я с восторгами птицы,
Оставляющей перья в пути...

11 июня 1903 Bad Nauheim.


* * *
К М С

Сердито волновались нивы
Собака выла. Ветер дул.

Ее восторг самолюбивый
Я в этот вечер обманул.

Угрюмо шепчется болото.
Взошла угрюмая луна.
Там в поле бродит, плачет кто-то.
Она! Наверное - она?

Она смутила сон мой странный -
Пусть приютит ее другой:
Надутый, глупый и румяный
Паяц в одежде голубой.

12 июня 1903 Bad Nauheim


* * *

Скрипка сгоне! под горой.



Источник:


Страницы: (52) :  <<  ... 37383940414243444546474849505152

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Еще б, может, и не упущено
разобраться и уладить -- да не в той лихой беде, как буре, завертевшей
нас теперь. Сегодня видится так, что мирней и открытей для будущего:
кому надо бы разойтись на отдельную жизнь, так и разойтись. И именно
при этом всеместном национальном изводе, заслоняющем нам остальную
жизнь, хоть пропади она, при этой страсти, от которой сегодня мало кто
в нашей стране свободен.
Увы, многие мы знаем, что в коммунальной квартире порой и жить не
хочется. Вот -- так сейчас у нас накалено и с нациями.
Да уже во многих окраинных республиках центробежные силы так
разогнаны, что не остановить их без насилия и крови -- да и н_е
н_а_д_о удерживать такой ценой! Как у нас все теперь поколесилось --
так все равно "Советский Социалистический" развалится, в_с_е
р_а_в_н_о! -- и выбора настоящего у нас нет, и размышлять-то не над
чем, а только -- поворачиваться проворней, чтоб упредить беды, чтобы
раскол прошел без лишних страданий людских, и только тот, который уже
действительно неизбежен.
И так я вижу: надо безотложно, громко, четко объявить: три
прибалтийских республики, три закавказских республики, четыре
среднеазиатских, да и Молдавия, если ее к Румынии больше тянет, эти
одиннадцать -- да! -- НЕПРЕМЕННО И БЕСПОВОРОТНО будут отделены. (А о
процессе отделения -- страницами ниже.)
О Казахстане. Сегодняшняя огромная его территория нарезана была
коммунистами без разума, как попадя: если где кочевые стада раз в год
проходят -- то и Казахстан. Да ведь в те годы считалось: это совсем
неважно, где границы проводить,-- еще немножко, вот-вот, и все нации
сольются в одну. Проницательный Ильич-первый называл вопрос границ
"даже десятистепенным". (Так -- и Карабах отрезали к Азербайджану,
какая разница -- куда, в тот момент надо было угодить сердечному другу
Советов -- Турции.) Да до 1936 года Казахстан еще считался автономной
республикой в РСФСР, потом возвели его в союзную. А составлен-то он --
из южной Сибири, южного Приуралья, да пустынных центральных просторов,
с тех пор преображенных и восстроенных -- русскими, зэками да ссыльными
народами...