Читайте также:

Он был тронут преданностью и откровенностью своего ученика, но была у этой улыбки и другая причина: Юго не понимал и не мог понять, что опасения его совершенно беспочвенны...

   

res, si toutefois les porteurs de ces noms d'emprunt ne les avaient pas choisis eux-mкmes le jour oщ, par caprice, par mйcontentement ou par dйfaut de fortune, ils avaient ..

   

Да! 1966 x x x Вот и настал этот час опять, И я опять в надежде, Но... можешь ты - как знать!..

   

Смотрите также:

Владимир Маяковский об А.Блоке

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Все статьи


Предчувствую Тебя... (Любовная лирика А. А. Блока)

Анализ стихотворения Россия А. Блока

«И идут без имени святого» (по поэме «Двенадцать»)

Лики страшного мира в поэзии Александра Блока

Без конца и без краю мечта!(По лирике А.А.Блока.)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», страница 14 (прочитано 25%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Стихотворения. Книга первая (1898-1904)





Эллины, боги бессонные,
Встаньте в морозной пыли1
Солнцем своим опьяненные,
Солнце разлейте вдали!

Эллины, эллины сонные,
Солнце разлейте вдали!
Стала душа пораженная
Комом холодной земли!

24 декабря 1900


ВАЛКИРИЯ

(На мотив из Вагнера)

Хижина Гундинга

Зигмунд
(за дверями)

Одинокий, одичалый,
Зверь с косматой головой,
Я стучусь рукой усталой -
Двери хижины открой!
Носят северные волны
От зари и до зари -
Носят вместе наши челны.
Я изранен! Отвори!

Зигелинда

Кто ты, гость, ночной порою
Призывающий в тиши?
Черный Гундинг не со мною.
Голос друга... Клич души!

Зигмунд

Я в ночном бою с врагами
Меч разбил и бросил щит!
В темном доле, под скалами
Конь измученный лежит.
Я, в ночном бою усталый,
Сбросил щит с могучих плеч!

Черный меч разбил о скалы!
"Вельзе! Вельзе! Где твой меч!"

(Светится меч в стволе дерева)

3игелинда

Вместе с кликами твоими
Загораются огни!
Ты, зовущий Вельзе имя,
Милый путник, отдохни!

(Отворяет двери)

Декабрь 1900



31 ДЕКАБРЯ 1900 ГОДА

И ты, мой юный, мой печальный,
Уходишь прочь!
Привет тебе, привет прощальный
Шлю в эту ночь.
А я всё тот же гость усталый
Земли чужой,
Бреду, как путник запоздалый,
За красотой.
Она и блещет и смеется,
А мне - одно:
Боюсь, что в кубке расплеснется
Мое вино.
А между тем - кругом молчанье,
Мой кубок пуст.
и смерти раннее призванье
Не сходит с уст.
И ты, мой юный, вечной тайной
Отходишь прочь.
Я за тобою, гость случайный,
Как прежде - в ночь.

31 декабря 1900




СТИХИ О ПРЕКРАСНОЙ ДАМЕ
(1901-1902)

Сверка произведена по книге "Стихотворения", изд-во "Советский писатель",
Ленинград, 1955 г.

=================================================================

#01 Вступление ("Отдых напрасен. Дорога крута")
#02 "Я вышел. Медленно сходили"
#03 "Ветер принес издалёка"
#04 "Тихо вечерние тени"
#05 "Душа молчит. В холодном небе"
#06 "Ты отходишь в сумрак алый"
#07 "Ночью сумрачной и дикой"
#08 "Навстречу вешнему расцвету"
#09 "В день холодный в день осенний"
#10 "Всё отлетают сны земные"
#11 "В передзакатные часы"
#12 "Всё бытие и сущее согласно"
#13 "Кто то шепчет и смеется"
#14 "Белой ночью месяц красный"
#15 "Небесное умом не измеримо"
#16 "Они звучат они ликуют"
#17 "Одинокий к тебе прихожу"
#18 "Предчувствую Тебя.



Источник:


Страницы: (52) :  <<  ... 6789101112131415161718192021 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... A rough wooden bench had been placed against the trunk; and on this Montanelli sat down. Arthur was studying philosophy at the university; and, coming to a difficulty with a book, had applied to "the Padre" for an explanation of the point. Montanelli was a universal encyclopaedia to him, though he had never been a pupil of the seminary.
     "I had better go now," he said when the passage had been cleared up; "unless you want me for anything."
     "I don't want to work any more, but I should like you to stay a bit if you have time."
     "Oh, yes!" He leaned back against the tree-trunk and looked up through the dusky branches at the first faint stars glimmering in a quiet sky. The dreamy, mystical eyes, deep blue under black lashes, were an inheritance from his Cornish mother, and Montanelli turned his head away, that he might not see them.
     "You are looking tired, carino," he said.
     "I can't help it." There was a weary sound in Arthur's voice, and the Padre noticed it at once.
     "You should not have gone up to college so soon; you were tired out with sick-nursing and being up at night. I ought to have insisted on your taking a thorough rest before you left Leghorn."
     "Oh, Padre, what's the use of that? I couldn't stop in that miserable house after mother died. Julia would have driven me mad!"
     Julia was his eldest step-brother's wife, and a thorn in his side.
     "I should not have wished you to stay with your relatives," Montanelli answered gently. "I am sure it would have been the worst possible thing for you. But I wish you could have accepted the invitation of your English doctor friend; if you had spent a month in his house you would have been more fit to study."
     "No, Padre, I shouldn't indeed! The Warrens are very good and kind, but they don't understand; and then they are sorry for me,--I can see it in all their faces,--and they would try to console me, and talk about mother...