Читайте также:

После него занимали почетные места - верховный главнокомандующий Рики-Тики-Тави и главный жрец всея мавров и эфиопов...

   

Забрав свечу, она уйти Хотела, я позвал ее, Прося подушку принести Под изголовие мое. Она подушку принесла..

   

.. Я думаю, что, когда на все и вся снизойдет великая тишина, музыка наконец восторжествует. Когда все снова всосется в матку времени, хаос вернется на землю, а хаос -- партитура действительности...

   

Смотрите также:

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Памяти Александра Блока

Все статьи


Предчувствую Тебя... (Любовная лирика А. А. Блока)

«Скифы»

Значение символических образов в одном из произведений русской литературы XX века. (А.А. Блок. Двенадцать,)

Моя любимая книга стихов Александра Блока

Пророчество поэта А. Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», страница 8 (прочитано 9%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание





Стихай, заветная печаль,
Проснулся день, дохнул страданьем.
Годов седеющая даль
Покрыта мраком и молчаньем.

И дале в сердце уходи
Ты, безнадежное стремленье,
Не отравляй и не буди
Меня, былое вдохновенье!

4 июля 1900


* * *

Напрасно я боролся с богом.
Он - громоносный чудодей -
Над здешним, над земным чертогом
Воздвиг чертог еще страшней.

И средь кощунственных хулений,
Застигнут ясностью Зари,
Я пал, сраженный, на колени,
Иные славя алтари...

И вопреки хулам и стонам,
Во храме, где свершалось зло,
Над пламенеющим амвоном
Христово сердце расцвело.

4 октября 1900


* * *

Не отравляй души своей
Всегда угрюмым отрицаньем.
Видения былых скорбей
Буди, буди - воспоминаньем!

Придет на смену этих дней
Суровый день и вечер сонный,
И будет легче и светлей,
Воспоминаньем окрыленный.

Когда настанет черный день,
Зови, зови успокоенье,
Буди прошедшей скорби тень, -
Она приносит исцеленье!

5 ноября 1900


ДВЕ ЛЮБВИ

Любви и светлой, и туманной
Равно изведаны пути.
Они равно душе желанны,
Но как согласье в них найти?

Несъединимы, несогласны,
Они равны в добре и зле,
Но первый - безмятежно-ясный,
Второй - в смятеньи и во мгле.

Ты огласи их славой равной,
И равной тайной согласи,
И, раб лукавый, своенравный,
Обоим жертвы приноси!

Но трепещи грядущей кары,
Страшись грозящего перста:
Твои блаженства и пожары -
Всё - прах, всё - тлен, всё - суета!

19 декабря 1900


* * *

Нет ни слезы, ни дерзновенья.
Всё тот же путь - прямей стрелы.
Где ваши гордые стремленья,
Когда-то мощные орлы?

Ужель и сила покидает,
И мудрость гасит светоч свой?
Ужель без песни умирает
Душа, сраженная тоской?

25 декабря 1900


ВАЛКИРИЯ
(На мотив из Вагнера)

Хижина Гундинга

Зигмунд
(за дверями)

Одинокий, одичалый,
Зверь с косматой головой,
Я стучусь рукой усталой -
Двери хижины открой!
Носят северные волны
От зари и до зари -
Носят вместе наши челны.
Я изранен! Отвори!

Зигелинда

Кто ты, гость, ночной порою
Призывающий в тиши?
Черный Гундинг не со мною...
Голос друга... Клич души!

Зигмунд

Я в ночном бою с врагами
Меч разбил и бросил щит!
В темном доле, под скалами
Конь измученный лежит.



Источник:


Страницы: (75) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
От Всемирного потопа немногим удалось спастись в ковчеге. Он имел
самое смутное представление о том, как выглядел этот ковчег, но в
любом случае Ротор был тем же спасительным ковчегом. На нем спасется
только часть человечества, которая построит новый, гораздо лучший
мир.
Старому миру осталась только Немезида!
Его мысли снова перенеслись к этой звезде. Красный карлик,
совершающий свой бесконечный путь. Никакой опасности ни этой звезде,
ни окружающим ее мирам. Но не Земле!
Немезида на пути к тебе, Земля!
Она несет возмездие небес!



Марлена


1

Последний раз Марлена видела Солнечную систему, когда ей было чуть
больше года. Конечно, она ее не помнила. Она много читала о ней, но у
нее никогда не возникало ощущения, что она является частью того мира
или тот мир - частью ее.
Все свои пятнадцать лет Марлена помнила только Ротор, который и
казался ей большим миром. В конце концов, здесь от края до края целых
восемь километров. С десяти лет она изредка, хотя бы раз в месяц, -
если это удавалось, - гуляла по Ротору. Иногда она выбирала дорожки с
небольшой силой тяжести, где можно было немного полетать. Это всегда
доставляло ей удовольствие. Но ходи или летай, а Ротор несся и несся в
пространстве со всеми его зданиями, парками, фермами, а самое главное
- со всеми его жителями.
Такая прогулка занимала целый день, но ее мать ничего не имела
против. Она говорила, что Ротор совершенно безопасен. "Не то, что
Земля, - добавляла она, никогда не объясняя, почему же Земля
небезопасна. "Да так, ничего", - говорила она.
Меньше всего Марлене нравились люди. Говорят, по последней переписи
на Роторе уже шестьдесят тысяч. Очень много. Слишком много. И на
каждом фальшивая маска... Марлена ненавидела эти маски, ведь она
знала, что под ними скрываются совершенно другие лица. И ведь ничего
нельзя сказать. Раньше, совсем ребенком, она иногда пыталась, но мать
в таких случаях всегда одергивала ее и вообще запрещала говорить об
этом.
Когда Марлена подросла, она стала чувствовать фальшь и обман еще
яснее, но теперь это доставляло ей меньше волнений...