Читайте также:

Если оставить в стороне гений Данте и Вергилия, мы вполне сможем сравнить себя с ними, ибо ворота, что ведут в усыпальницу аббатства Сен-..

   

О первой посылке утверждалось, что она явствует из слов Комментатора в толковании третьей книги "О душе"; вторая, или меньшая, посыл..

   

- Помнишь - спросил он сам себя, глядя на сырую землю. - Помнишь истории о последнем человеке на Земле О людях, одиноко блуждающих ..

   

Смотрите также:

Памяти Александра Блока

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Александр Блок. Автобиография

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Все статьи


Анализ стихотворения Россия А. Блока

Пророчество поэта А. Блока

Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева

Моя любимая книга стихов Александра Блока

«И идут без имени святого» (по поэме «Двенадцать»)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», страница 23 (прочитано 30%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 21 (прочитано 105%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 16 (прочитано 94%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 26 (прочитано 69%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 35 (прочитано 39%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 38 (прочитано 93%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 26 (прочитано 49%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 26 (прочитано 38%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 57 (прочитано 93%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 72 (прочитано 91%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание




Я и без веры живой,
Мне и надежды не надо!

4 ноября 1898


* * *

Чт_о_ из того, что на груди портрет
Любовницы, давно уже забытой,
Теперь ношу; ведь в сердце мысли нет
О том, что было - и во тьме сокрыто.
И мало ль их, желающих найти
В сердцах чужих любовь и поклоненье,
По скользкому пути дерзающих идти,
Чтоб счастье брежжилось хотя одно мгновенье!
Нет, эта красота меня не привлечет;
При взгляде на нее мне вспомнится другая:
Счастливое дитя, что молодость поет,
Прекрасное дитя, - Любовь моя родная.
И разве, посмотрев на вянущий цветок,
Не вспомнится другой, живой и ароматный,
Украсивший красавицы венок
В весенний день, под небом благодатным?

10 ноября 1898


* * *

Вхожу наверх тропой кремнистой,
Смотрю вперед: там всё молчит,
Лишь далеко источник чистый
О безмятежьи говорит.

Мой дух усталый в даль несется,
Тоска в груди; смотрю назад:
В долинах сквозь каменья рвется
Грозящий белый водопад.

Не знаю, что мой дух смутило
И вниз влечет с безлюдных скал...
"Явись, явись мне, образ милый!" -
В смятеньи диком я взывал...

И Ты явилась: тихой властью
В моей затеплилась груди,
И я зову к Тебе со страстью:
"Не покидай! Не уходи!"

26-27 ноября 1898


НАБРОСОК

Надо мной гроза гремела,
Ветер вкруг меня шумел,
Вся душа оледенела,
В сердце холод каменел...

Но внезапно нега счастья
Заменила рокот бурь...
Вместо шумного ненастья -
Надо мной Твоя лазурь.

27 ноября 1898


* * *

Моей красавице-царице
Несу я юные стихи,
И сердца грустные страницы,
И дум неясные штрихи.
Вы - мой Кумир. Стихом и песней
Хочу Вам только передать,
Что для меня Вы всех прелестней,
И в Вас вся сердца благодать.
Как тихий ангел к изголовью,
Склонились Вы к моим мечтам,
Но как я к Вам горю любовью,
Не в силах передать стихам.
Простите мне за гимны эти:
Мне в них поведать суждено,
Что Вас одну люблю на свете,
Что Вам одной молюсь давно.

27 ноября 1898


* * *

Офелия в цветах, в уборе
Из майских роз и нимф речных
В кудрях, с безумием во взоре,
Внимала звукам дум своих.

Я видел: ива молодая
Томилась, в озеро клонясь,
А девушка, венки сплетая,
Всё пела, плача и смеясь.

Я видел принца над потоком,
В его глазах была печаль.
В оцепенении глубоком
Он наблюдал речную сталь.

А мимо тихо проплывало
Под ветками плакучих ив
Ее девичье покрывало
В сплетеньи майских роз и нимф.



Источник:


Страницы: (75) :  <<  ... 15161718192021222324252627282930 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Ритмично, уверенно распределяются между
действующими лицами тычки и оплеухи, а когда вспыхивает
беспорядочная стрельба из лука, саспенс достигает подлинного
накала.

К чему оспаривать очевидное? Эта проза читается на одном
дыхании, и по сравнению с собственной ранней малоудачной книгой
автор безусловно расписался, нет уже следа от давешней несмелой
привязанности к единому месту... Как помним, в предыдущем его
сочинении, "Илиада", на третьей рукопашной и на двенадцатом
единоборстве у читателя мутилось в голове от параноидальных
повторов!

Добавим, с другой стороны, что в том первом, незрелом
опыте были выведены неразлучники Ахилл и Патрокл, чья
двусмысленная (я сказал бы даже, недвусмысленная) "дружба"
вызвала моральный протест общественности в некоторых
провинциальных городах.

Но вторая книга, хвала небесам, подобных подвохов не
содержит. В ней все ружья стреляют, хотя тон в общем и целом
спокоен, задумчив, скажу даже - вдумчив. Наконец-то автор понял
истинную цену монтажа, флэшбеков, вставных новелл и немало
поработал над своей творческой манерой.

В результате, можно сказать уверенно, Гомер вырос в
мастера высшего пилотажа, по самому настоящему гамбургскому
счету. Но, как ни парадоксально, именно этот высочайший класс
его работы вызывает подозрения, о которых нелишне заявить уже
теперь.

Почему мы обязаны в случае Гомера заведомо принимать его
точку зрения? По-моему, намечаемая публикация в смысле
издательской политики крайне небезусловна. Так думаю не только
я, но, замечу в скобках, и суждение Эрика Линдера довольно
скептично. В частном разговоре Эрик Линдер сообщил мне
некоторые сведения и дал понять, что ничего хорошего из нашей
задумки не выйдет.

Начнем с технических трудностей. Умеем ли мы работать с
подобными авторами? Знающие люди говорят, что он страдает
серьезным заболеванием (думаю, что-то с глазами) и не
ориентируется в собственных рукописях, хуже того -
ориентируется в них по памяти, и вдобавок все, что он
воспроизводит наизусть, звучит каждый раз по-разному...