Читайте также:

Если оставить в стороне гений Данте и Вергилия, мы вполне сможем сравнить себя с ними, ибо ворота, что ведут в усыпальницу аббатства Сен-..

   

западающие навсегда в память стихи: Вчера я растворил темницу Воздушной пленницы моей: Я рощам во..

   

Расходует очень мало, горсть риса в день, и может писать иероглифами. НИМВРОД: Но у него же ничего в памяти не остается...

   

Смотрите также:

Владимир Маяковский об А.Блоке

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Все статьи


Анализ поэмы А.А. Блока Двенадцать

Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева

Образ России в лирике А. Блока

Душа парила ввысь и там звезду нашла (По лирике А. А. Блока)

Анализ стихотворения А. Блока О доблестях, о подвигах, о славе... (адресовано жене)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», страница 14 (прочитано 18%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание



..
Кто не знал моего содрогания,
Отойди от меня!

Дальше, дальше, слепые, странные!
Вас душит любопытство и смех!
Мои думы - веселые, слова несказ_а_нные!
Я навек - один! - Я навек - для всех!

19 марта 1903


* * *

Глухая полночь медленный кладет покров.
Зима ревущим снегом гасит фонари.

Вчера высокий, статный, белый подходил к окну,
И ты зажгла лицо, мечтой распалена.

Один, я жду, я жду, я жду - тебя, тебя.
У черных стен - твой профиль, стан и смех.

И я живу, живу, живу - сомненьем о тебе.
Приди, приди, приди - душа истомлена.

Горящий факел к снегу, к небу вознесла
Моя душа, - тобой, тобой, тобой распалена.

Я трижды звал - и трижды подходил к окну
Высокий, статный, белый - и смеялся мне.

Один - я жду, я жду - тебя, тебя - одну.

18 апреля 1903


* * *

Я умер. Я пал от раны.
И друзья накрыли щитом.
Может быть, пройдут караваны.
И вожатый растопчет конем.

Так лежу три дня без движенья.
И взываю к песку: "Задуши!.."
Но тело хранит от истленья
Красноватый уголь души.

На четвертый день я восстану,
Подыму раскаленный щит,
Растравлю песком свою рану
И приду к Отшельнице в скит.

Из груди, сожженной песками,
Из плаща, в пыли и крови,
Негодуя, вырвется пламя
Безначальной, живой любви.

19 мая 1903


* * *

Ты из шопота слов родилась,
В вечереющий сад забралась
И осыпала в_и_шневый цвет,
Прозвенел твой весенний привет.
С той поры, что ни ночь, что ни день,
Надо мной твоя легкая тень,
Запах белых цветов средь садов,
Шелест легких шагов у прудов,
И тревожной бессонницы прочь
Не прогонишь в прозрачную ночь.

Май 1903


* * *

Неправда, неправда, я в бурю влюблен,
Я люблю тебя, ветер, несущий листы,
И в час мой последний, в час похорон,
Я встану из гроба и буду, как ты!
Я боюсь не тебя, о, дитя, ураган!
Не тебя, мой старый ребенок, зима!
Я боюсь неожиданно колющих ран...
Так может изранить - лишь Она... лишь Сама...

Сама - и Душой непостижно кротка,
И прекрасным Лицом несравненно бела...
Но она убьет и тебя, старина, -
И никто не узнает, что буря была...

10 июня 1903. Bad Nauheim


* * *

К. М. С.

Сердито волновались нивы.
Собака выла. Ветер дул.
Ее восторг самолюбивый
Я в этот вечер обманул...

Угрюмо шепчется болото.
Взошла угрюмая луна.
Там в поле бродит, плачет кто-то...
Она! Наверное - она!

Она смутила сон мой странный -
Пусть приютит ее другой:
Надутый, глупый и румяный
Паяц в одежде голубой.



Источник:


Страницы: (75) :  <<  ... 6789101112131415161718192021 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
- Эй! Как дела? - окликнул их человек в одежде грозового цвета. - Дома
есть кто? - Мальчишки одинаково помотали головами - Ладно. Ну, а как у вас с
монетой?
Головы снова качнулись вправо-влево.
- Добро, - кивнул торговец, сделал несколько шагов и остановился, сразу
ссутулившись. Что-то его встревожило... может, окна ближайшего дома, может,
тяжелое, холодное небо над городом. Он медленно повернулся, словно
принюхиваясь.
Ветер трепал ветки облетевших деревьев. Солнечный луч, отыскав просвет
в тучах, мгновенно вызолотил последние дубовые листья и тут же пропал, -
золото на дубах потускнело, потянуло сыростью. Все. Очарование исчезло.
Пришелец ступил на зеленый склон.
- Как звать тебя, парень? - спросил он.
Один из ребят, с головой, похожей на белый пух чертополоха, прищурился
и глянул на торговца глазом, блестящим, словно огромная капля летнего дождя
- Вилли, - представился он. - Вильям Хэллуэй /Хэллуэй - от англ. "Hallow"
(святой), отсюда же - "Halloween", канун Дня Всех Святых./.
Грозовой джентльмен слегка повернулся:
- А тебя?
Сосед Вилли даже не шелохнулся. Он лежал ничком на осенней траве,
глубоко задумавшись, словно ему еще только предстояло сотворить себе имя.
Волосы густые, настоящие лохмы цвета спелых каштанов, вид - отсутствующий,
глаза разглядывают что-то внутри, а цветом - как зеленый горный хрусталь.
Все. Сотворил. Небрежно ткнул сухую травину в рот.
- Джим Найтшед /Ночная тень (англ.)./.
Торговец понимающе кивнул.
- Найтшед. То самое имя.
- И в самый раз ему, - сказал Вилли. - Я родился за минуту до полуночи
тридцатого октября, а Джим через минуту после полуночи, стало быть, уже
тридцать первого.
- Аккурат в Хэллуин, - произнес Джим.
Несколько слов - но за ними крылись их жизни: гордость за матерей,
живущих по соседству, вместе спешащих в больницу, вместе приносящих миру
сыновей, минутой раньше светлого, минутой позже - темного...