Читайте также:

Хочет стать поэтом, но не имеет для этого ничего, кроме маниакального желания. Ночами просиживает над экспромтами. Здесь он не причес..

   

Вы пишете, что в Чехии лучше всего возделывать французский сорт, так называемый "шевалье". Стало быть, Чехия и Франция! Отлично! Понимаем, в чем тут дело, да и всякий поймет...

   

Колония опустела. Григорий Борисович вынес стул на крыльцо. На коленях он держал пишущую машинку. И вдруг он заметил мальчика. В полном одиночестве тот сидел на бревне...

   

Смотрите также:

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Владимир Маяковский об А.Блоке

Александр Блок - патология любви

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Александр Блок. Автобиография

Все статьи


Гражданственность поэзии А.Л.Блока

Анализ стихотворения Россия А. Блока

Анализ стихотворения А. Блока О доблестях, о подвигах, о славе... (адресовано жене)

А. Блок—символист

История любви, рассказанная А. Блоком

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Роза и крест», страница 37 (прочитано 90%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 26 (прочитано 69%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 35 (прочитано 39%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Роза и крест



..
Знаю, вам наград не надо...

Бертран

Госпожа моя! Священна
Ваша воля для меня.
Я коснуться недостоин
Вашей розовой руки.


СЦЕНА V

Двор замка.

Бертран

Тише, сюда, осторожней!
В тень, где не светит луна!
Видишь яблони ствол?
Ветви ее
С окном наравне.

Алискан

Как же мне взобраться по голому стволу?

Изора (в окне)

Ты, Алискан?

Алискан

Я.

Изора

Ко мне! сюда!

Бертран

Встань на плечи мне! -
Так! - Дальше взобраться не трудно.

Изора

Возлюбленный! Лик твой сияет!
Весь ты - страсть и весна!
Разве видела прежде тебя я?
В первый раз такой красотой
Лик твой горит!
О, вот они,
Земные горячие руки!
Вот они, земные уста!
Не призрак, не сон ты!
Счастье! Счастье!
Кто там внизу?

Алискан

Это - Рыцарь-Несчастие. Благодарю вас, Бертран!

Изора

Бертран, это вы?

Бертран

Я, госпожа.

Изора

Как ночь прекрасна!

Бертран

Да, госпожа.

Изора

Рыцарь! А просьба моя?

Бертран

Госпожа, я на страже - всю ночь.
Вы услышите звон меча.

Изора

Спасибо, верный слуга...
Но... отойдите теперь от окна...

Бертран

Я отойду.

Становится в тень у стены.



Источник:


Страницы: (41) :  <<  ... 29303132333435363738394041

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Впереди русло
реки делилось на множество рукавов, образуя острова, которые она как бы
несла на своей груди. Острова были безмолвные и белые. Безмолвие не
нарушалось ни криком зверей, ни жужжанием насекомых. Ни одна птица не
пролетала в застывшем воздухе. Не слышно было человеческого голоса, не
заметно никаких следов человеческого жилья. Мир спал, и сон его был
подобен смерти.
Оцепенение, царившее вокруг, казалось, передалось и Джону Месснеру.
Мороз сковывал его мозг. Он тащился вперед, опустив голову, не глядя по
сторонам, бессознательно растирая нос и щеки, и когда нарты выезжали на
прямую дорогу, колотил правой рукой по шесту.
Но собаки были начеку и внезапно остановились. Повернув голову к
хозяину, они смотрели на него тоскливыми вопрошающими глазами. Их ресницы
и морды выбелил мороз, и от этой седины да еще от усталости они казались
совсем дряхлыми.
Человек хотел было подстегнуть их, но удержался и, собравшись с
силами, огляделся вокруг. Собаки остановились у края проруби; это была не
трещина, а прорубь, сделанная руками человека, тщательно вырубленная
топором во льду толщиной в три с половиной фута. Толстая корка нового льда
свидетельствовала о том, что прорубью давно не пользовались. Месснер
посмотрел по сторонам. Собаки уже указывали ему путь: их заиндевевшие
морды были повернуты к едва приметной на снегу тропинке, которая,
ответвляясь от основного пути, взбегала вверх по берегу острова.
- Ну, ладно, бедные вы зверюги, - сказал Месснер. - Пойду на
разведку. Я и сам не меньше вас хочу отдохнуть.
Он взобрался по склону и исчез. Собаки не легли и, стоя, нетерпеливо
ждали его. Вернувшись, он взял веревку, привязанную в передку нарт, и
накинул петлю себе на плечи. Потом повернул собак вправо и погнал их на
берег. Втащить сани на крутой откос оказалось нелегко, но собаки забыли
про усталость и, распластываясь на снегу, с нетерпеливым и радостным
визгом из последних сил лезли вверх...