Читайте также:

- Просто вы завидуете, фыркнул Уилли. - Вам самому она приглянулась, да ничего у вас не выходит. - Не выходит, потому что у меня нет такой рубашки, как у тебя, вот и все...

   

Расходует очень мало, горсть риса в день, и может писать иероглифами. НИМВРОД: Но у него же ничего в памяти не остается...

   

-- Дорогие солдаты,-- ораторствовал фельдкурат Ибл,-- представьте себе: сейчас сорок восьмой год и только что победоносно окончилась битва у Кустоццы...

   

Смотрите также:

Владимир Маяковский об А.Блоке

Александр Блок - патология любви

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Все статьи


«Страшный мир» в лирике А. А. Блока

Cоциальные мотивы в лирике А. Блока

Пророчество поэта А. Блока

Моя любимая книга стихов Александра Блока

Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Рамзес», страница 4 (прочитано 23%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Рамзес



Чей-то дурной
глаз сглазил меня, и я не могу сопровождать тебя сегодня на прогулке. Тебя
проводит мой управляющий; мне же надлежит одеться и приготовиться к
докладу божественному фараону. Поэтому прости. (Уходит).

Гость

Как тебя зовут, писец?

Хамоизит

Хамоизит, господин.

Гость

Иди за мной, Хамоизит. Я хочу пройтись по базару и посмотреть, чем
здесь торгуют.

Хамоизит с гостем вмешиваются в толпу, которая тем временем запрудила
площадь. Торговля началась, пригнали овец, гусей, коз, волов; проходят ослы,
нагруженные соломой. Крестьяне и рыбаки уселись на корточках перед плетеными
лотками с хлебом, плодами, овощами, мясом, рыбой, материями. Продают удочки,
циновки, браслеты, ожерелья, помаду, духи, олово, железо, янтарь, стекло,
фаянс, драгоценные камни. В открытых помещениях видно, как горшечник лепит,
сапожник скоблит кожу, прядильщицы и ткачихи работают, сидя на полу, мастер
высверливает большую алебастровую вазу, столяр клеит богатую мебель,
кондитер продает финики, сиропы, печенья, пряности; в харчевне жарят на
вертеле гуся, и обыватель, усевшись на низенький табурет, приготовился
приняться за гору кушанья, стоящую перед ним; в это время цирюльник
наскоро бреет ему голову. Барыня заказала ювелиру выплавить браслет из
плитки электрона; в это время перед его лавкой останавливается передовой
верблюд каравана, привезшего золото из пустыни; негр, ловко спрыгнув с
верблюда, молча подносит Хамоизиту мешочек, который тот так же молча и
привычно прячет под платье. - Из пивной уже раздаются крики: "Вино звезды
Горуса, повелителя неба! Пей до пьяна! Счастливый день! Пей до дна!"
Площадь пестрит одеждами разноцветных покупателей, продавцов и прохожих -
купцов, офицеров, чиновников, горожанок, жрецов, простолюдинов; здесь кишат
сирийцы, эфиопы, нубийцы, негры, феллахи.
Продавцы выкрикивают названья товаров, предлагают ожерелья из стекляруса,
прочные башмаки, нитку бус, банку духов - от одной капли этих духов все
начнут бегать за покупателем.
Хамоизит покорно ходит за гостем Псару, уже навьюченный покупками. Гость за
все хорошо платит, и торговцы начинают преследовать его, так что ему
приходится, наконец, спрятаться в доме градоначальника.
На площади появляются гуляющие; ходят нарумяненные горожане, босиком и с
длинной тростью в руке. Медленно проезжает колесница, проходит лысый жрец,
завернувшись в белый плащ.
Чиновник подходит к офицеру.



Источник:


Страницы: (14) : 1234567891011121314

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Никогда ничего даже
похожего на то, что случилось, со мной не было, да и не
будет больше. На меня точно затмение нашло... Или, вернее,
мы оба получили что-то вроде солнечного удара...
И поручик как-то легко согласился с нею. В легком и
счастливом духе он довез ее до пристани, - как раз к отходу
розового Самолета, - при всех поцеловал на палубе и едва
успел вскочить на сходни, которые уже двинули назад.
Так же легко, беззаботно и возвратился он в гостиницу.
Однако что-то уж изменилось. Номер без нее показался
каким-то совсем другим, чем был при ней. Он был еще полон
ею - и пуст. Это было странно! Еще пахло ее хорошим
английским одеколоном, еще стояла на подносе ее недопитая
чашка, а ее уже не было... И сердце поручика вдруг сжалось
такой нежностью, что поручик поспешил закурить и, хлопая
себя по голенищам стеком, несколько раз прошелся взад и
вперед по комнате.
- Странное приключение! - сказал он вслух, смеясь и
чувствуя, что на глаза его навертываются слезы. - "Даю вам
честное слово, что я совсем не то, что вы могли подумать..."
И уже уехала... Нелепая женщина!
Ширма была отодвинута, постель еще не убрана. И он
почувствовал, что просто нет сил смотреть теперь на эту
постель. Он закрыл ее ширмой, затворил окна, чтобы не
слышать базарного говора и скрипа колес, опустил белые
пузырившиеся занавески, сел на диван... Да, вот и конец
этому "дорожному приключению"! Уехала - и теперь уже
далеко, сидит, вероятно, в стеклянном белом салоне или на
палубе и смотрит на огромную, блестящую под солнцем реку, на
встречные плоты, на желтые отмели, на сияющую даль воды и
неба, на весь этот безмерный волжский простор... И прости,
и уже навсегда, навеки. - Потому что где же они теперь
могут встретиться? - "Не могу же я, подумал он, не могу же
я ни с того, ни с сего приехать в этот город, где ее муж, ее
трехлетняя девочка, вообще вся ее семья и вся ее обычная
жизнь!" И город этот показался ему каким-то особенным,
заповедным городом, и мысль о том, что она так и будет жить
в нем своей одинокой жизнью, часто, может быть, вспоминая
его, вспоминая их случайную, такую мимолетную встречу, а он
уже никогда не увидит ее, мысль эта изумила и поразила его...