Читайте также:

Явятся Красный Бык и полковник верхом на коне, но отец говорил, что сначала придут два человека, чтобы подготовить почву...

   

Очень хорошо, что Настя постарше брата на два года, а то бы он непременно зазнался и в дружбе у них не было бы, как теперь, прекрасного равенства...

   

Про обезьяну знаешь? Красавец недоверчиво улыбнулся: - Какую обезьяну? Ну так послушай! Бог сотворил небо и землю, знаешь? - Ну, знаю...

   

Смотрите также:

Памяти Александра Блока

Владимир Маяковский об А.Блоке

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Александр Блок. Автобиография

Александр Блок - патология любви

Все статьи


Гражданственность поэзии А.Л.Блока

Лирический герой А. А. Блока

Анализ стихотворения А. Блока Осенняя воля (комментарий к стихотворению).txt

Значение символических образов в одном из произведений русской литературы XX века. (А.А. Блок. Двенадцать,)

Лирика Александра Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Рамзес», страница 12 (прочитано 85%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Рамзес



) Да падет проклятие на голову
подлого Хитизару, нарушившего мир и дружбу! Он помешал мне строить храм
великому богу, но я настигну его, и колесницы мои растопчут его, и я
возвращусь, чтобы удивить мир новыми пирамидами! - Пусть гонцы известят
наместника Эфиопии, что мы не можем принять его, ибо сам царь изволил отбыть
в военный лагерь к своим войскам. - Следуйте все за мною в храм принести
жертву великому богу!

Рамзес уезжает со свитой, сопровождаемый криками толпы. Друзья и родные
бросаются поздравлять Псару, целуя его ноги и одежду и освобождая его от
золота, которым он увешан. Псару пытается двинуться вслед за фараоном, но
шатается и валится на бок. Его тащат в дом с причитаниями. Кучка друзей
перед домом начинает творить заклинания:

"Чародейная сила Псару, сына госпожи Тентнубаты, есть сила Озириса
Атуму, царя богов. Сила левого виска его подобна силе левого виска бога
Туму. Его верхняя губа - богиня Изида, его нижняя губа - богиня Нефтис, его
зубы - мечи, его тело - Озирис, его пальцы - синие змеи, его живот - Ну, его
бока - перья Аммона".

Из дома с плачем выбегают женщины - босые, с распущенными волосами,
посыпанными пеплом.

Женщина

Шакал Анубис стережет его!

Другая

Заговоры не помогают!

Третья

Умирает!

Четвертая

Псару покинул земное жилище!

Пятая

О, скорбь, о, горе! На запад, на запад! Ты уходишь на запад, начальник,
и сами боги скорбят!

Шестая

Ты уходишь на запад, лучший из людей! Быки, на запад! Ваш господин идет
позади вас! Сами боги скорбят!

Вся площадь оглашается воплями. Женщины, друзья и клиенты шныряют в толпе.

Женщина

Месть, месть тому, кто погубил начальника!

Другая

Месть, месть тому, кто сглазил лучшего из людей!

Третья

Месть, месть!

Появляется оборванный пророк.

Пророк

Вот, господь сидит на облаке своем и грядет на Египет! И потрясутся от
лица его все идолы египетские, и сердце Египта растает в нем! И истощатся
воды в море, и оскудеют реки, и водостоки египетские оскудеют и высохнут!
Камыш и тростник завянут, и поля по берегам реки не принесут плодов, и все
развеется и все исчезнет!

Женщина

Месть, месть тому, кто сглазил начальника!

Другая

Вот, кто сглазил начальника! Бей, бей, бей!.



Источник:


Страницы: (14) :  <<  ... 4567891011121314

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
The forest ceased quickly, and the earth under the trees became trenchy
furrows and yet undivided lots of rye ploughland. Ordinary villages lived
behind the rye, and above them was air from the frightening space, -- Pyotr
Yevseyevich considered air a good thing also, since from it breathing was
delivered to the entire area of the State. Windless days bothered him
however; the peasants have nothing to grind with, and the infected air stays
over the city, whereby the sanitary condition is worsened. But Pyotr
Yevseyevich bore his anxiety not as a suffering but as a concerned necessity
which occupies the entire soul by its meaning and thereby makes the burden
of one's own life imperceptible. At the moment, Pyotr Yevseyevich was a
little worried for a locomotive that was hauling up some rough freights with
sharp, stifled wisps of steam which reached at Pyotr Yevseyevich's tense
feelings. Pyotr Yevseyevich stopped and with a helpful compassion imagined
the ordeal of a machine pushing the stagnation of sedimentary weight forward
and uphill.
"If only nothing bursts in the couplings," Pyotr Yevseyevich whispered,
grinding his teeth between the itching gums. "And if only there is enough
fire, it has to burn the water! Let it be patient, it's not far until the
end now..."
The locomotive slithered up slope with screeching rims but did not give
in to the cars that stuck to the rails. Suddenly the locomotive started
giving out frequent and worried honking, asking for the way through.
Apparently the semaphore was closed and the engine-driver was afraid that he
would not be able to start the train up the slope after a stop.
"Oh my God, and what is going on!" Pyotr Yevseyevich exclaimed and,
smitten with sorrow, energetically set out to the station in order to
examine the accident.
The locomotive gave three whistles, meaning stop, while Pyotr
Yevseyevich found a total calmness reign at the station. He sat down in the
third class waiting hall and began to torment himself: "Where is the State?"
he thought...