Читайте также:

     Это не был брак по любви. Маркиз женился по настоянию друзей и, так какему было все равно, предоставил им выбор невесты; однако ни он, ни она ниразу об этом не пожалели...

   

Это я. Огастес. Опять вы? Это смехотворно. Какое право вы имеете называть себя столь громким именем? Письмоводитель. Не обязательно Горацио Флойд. Можете называть меня просто Бимиш...

   

- Мечта холостяка! Незаменима в путешествии! Комфорт и нега! Желаете ощутить?! - Желаю, --сказал мой дед. Он, не расшнуровывая, стащил ботинки и улегся...

   

Смотрите также:

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Памяти Александра Блока

Все статьи


Лики страшного мира в поэзии Александра Блока

Лирика Александра Блока

Пророчество поэта А. Блока

«Дети страшных лет России»

Лирический герой А. А. Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Рамзес», страница 11 (прочитано 77%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Рамзес





О, царь, ты Горус меж людьми!
Ты мне даешь бытие!
Ты даешь бытие моему двойнику!
Ты возвеличил
Раба твоего!
С тобой достиг я
Счастливых лет!
Царь лучезарный,
Любимец Аммона,
Царствуй навеки,
Подобно Ра!

Рамзес (задумчиво)

Да узнают все народы наши, как велика наша мощь и как беззакатна наша
слава! Да стекутся все народы к ногам нашим, как песчинки, гонимые ветром
пустыни! Да растерзают львы наши всех подлых врагов! И тогда мы поразим мир
деяниями нашими; мы воздвигнем пирамиды превыше пирамид отца нашего; мы
построим храмы величавее храма Сети. Так сказал нам Аммон, великий бог и
отец наш; так говорит вам возлюбленный Аммона Узирмари-Сотпунири, сын Ра,
Рамсизу-Миамун.

Придворный

Гонец из Сирии сейчас прибыл и ждет позволения явиться перед твоим
величеством.

Рамзес

Пусть войдет. (Гонцу.) Кто ты?

Гонец

Мудрость, сила, здоровье! Меня прислал князь Магедо с письмом твоему
величеству!

Подает толстую плитку. Рамзес передает ее переводчику.

Рамзес

Прочти.

Переводчик (читает)

"Царю, моему повелителю, моему солнцу, я, Абдадад, твой слуга, говорю
так: Хитизару, побежденный начальник подлых Хити, нарушил мир и дружбу,
которые предки его заключили с твоими предками. Он забыл власть богов, он
собрал своих полководцев, солдат и военные колесницы, он идет против
правителей и царей, которых ты поставил по всей стране, чтобы они платили
дань и чтили твое величество. Я послал соглядатаев в стан подлого Хитизару и
сказал им: подите и посмотрите, что делается у подлого Хити. И вот,
соглядатаи увидали, что он стоит лагерем около Кодшу, и его нечестивые
союзники с ним. Да соизволит царь мой и мой повелитель, солнце мое, скорее
прислать своих стрелков из лука и свои военные колесницы. Если он промедлит,
- я погиб".

Рамзес (помолчав)

Ступай и скажи своему князю, что лучники мои готовы и что моим военным
колесницам нет счету, как песку морскому. Скажи князю, чтобы он был спокоен,
ибо нарушивший мир подлый Хитизару раскается. Скажи ему, что священный лев
Рамзиу-Миаммуна уже рычит и ломает прутья своей клетки, готовый ринуться в
бой вслед за колесницей своего повелителя. Ступай и передай своему князю
ответ царя обоих Египтов. (Гонец уходит.



Источник:


Страницы: (14) :  <<  ... 34567891011121314

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Оппозиция, как сказал Руге, продала свою шкуру и стала
поэзией. Музам строго приказали прекратить легкомысленное праздношатание и
заняться служением отечеству -- в качестве не то маркитанток свободы, не то
прачек христианско-германской национальной идеи. В роще немецких бардов
заклубился бесплодный и смутный пафос, тот бесполезный туман энтузиазма,
что с полным презрением к смерти низвергается в море банальности и
всегда напоминает мне пресловутого американского матроса, который так
самозабвенно восхищался генералом Джексоном, что прыгнул однажды с верхушки
мачты в море, крикнув при этом: "Я умираю
за генерала Джексона!" Да, мы, немцы, еще не имели флота, но среди нас
уже было множество матросов, которые в стихах и в прозе умирали за генерала
Джексона. В те времена талант был весьма сомнительным даром, так как он
вызывал подозрение в бесхарактерности. Завистливая бездарность после
тысячелетних усилий нашла наконец могучее оружие против дерзости гения: она
открыла антитезу таланта и характера. Каждый обыватель чувствовал себя
польщенным, когда толпе преподносились такие истины: все порядочные люди,
как правило, плохие музыканты, зато хорошие музыканты -- это менее всего
порядочные люди, а ведь главное в мире не музыка, а порядочность. Пустая
голова получила право ссылаться на переполненное сердце, и благонравие стало
козырной картой. Я вспоминаю одного писателя тех времен, считавшего своей
особой заслугой то, что он не умеет писать. За свой дубовый стиль он получил
почетный серебряный кубок.

Клянусь вечными богами! То было время, когда приходилось отстаивать
неотъемлемые права духа, и прежде всего в области поэзии. О борьбе за эти
права -- об этой главной задаче моей жизни -- я не забыл и в предлагаемой
поэме. Как содержание, так и самый тон ее были протестом против плебисцита
современных трибунов. И действительно, уже первые напечатанные отрывки из
"Атта Тролля" вызвали разлитие желчи у моих героев "постоянства характера",
у этих римлян, обвинявших меня не только в литературной, но и в общественной
реакции и даже в глумлении над самыми святыми идеями человечества...