Читайте также:

"Весь Высоцкий",16 На Колыме авт.неизв. "Весь Высоцкий",16 Когда качаются фонарики Горбовский "Весь Высоцкий",16 Может для веселья Высоцкий?? собр...

   

Как и прежде уже облака манили меня уйти с ними в чужие страны, когда они высоко проплывали над моей головой, так и теперь я часто нахожусь в опасности, ч..

   

ьно неповинен; поскольку же им не удалось побудить меня сознаться в несодеянном, из сущей безделицы проистекло форменное судебное расследование, и оба совместными усилиями после долгого муч..

   

Смотрите также:

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Владимир Маяковский об А.Блоке

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Александр Блок. Автобиография

Памяти Александра Блока

Все статьи


Александр Блок и революция (Поэма Двенадцать)

«Дети страшных лет России»

Анализ стихотворения А. Блока Осенняя воля (комментарий к стихотворению).txt

Анализ стихотворения А. Блока Незнакомка

«Земное» и «неземное» в «Стихах о прекрасной даме» А.Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 10 (прочитано 10%)

«Роза и крест (К постановке в Художественном театре)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти




К этому присоединилось влияние личного характера Протопопова,
который "стал в контры с собственной думою" и заставил многих сделать
из него "притчу во языцех" и отнестись к нему юмористически.
Характерно, например, его (ставшее известным лишь впоследствии)
знакомство с гадателем Шарлем Перэном, едва ли не германским шпионом,
о чем и предупреждал директор департамента полиции; Протопопов не
хотел об этом знать, веруя в свой "рок"; он неудержимо интересовался
тем, что говорил ему Перэн: что "его планета-Юпитер, которая проходит
под Сатурном, и разные гороскопические вещи".
Полная неудача в замышленных реформах и травля со всех сторон
озлобили Протопопова. В то время как Милюков, накануне убийства
Распутина, назвал его в Думе "загадочной картинкой", Протопопов
вступил уже на путь "революционно-правой", по собственному выражению,
политики, выразившейся и борьбе с Государственной Думой, запрещении
съездов, преследовании общественных организаций и печати, давлении на
выборы и, наконец, многочисленных арестах, завершившихся январьским
арестом рабочей группы Военно-Промышленного Комитета. Этим, а также и
тем, что на Протопопова временами "накатывало", что сближало его с
духом Царского Села, объясняется его пребывание на посту до конца;
после убийства Распутина 17 декабря положение Протопопова не только не
пошатнулось, но упрочилось: 20 декабря он был из управляющих сделан
министром внутренних дел, и с тех пор, несмотря на все окружавшие его
враждебные толки и на многочисленные попытки весьма влиятельных лиц
заставить его уйти, продолжал свое дело до последней минуты.
Личность и деятельность Протопопова сыграли решающую роль в деле
ускорения разрушения царской власти. Распутин накануне своей гибели,
как бы, завещал свое дело Протопопову, и Протопопов исполнил
завещание. В противоположность обыкновенным бюрократам, которым
многолетний чиновничий опыт помогал сохранять видимость
государственного смысла, Протопопов принес к самому подножию трона
весь истерический клубок своих личных чувств и мыслей; как мяч,
запущенный рассчетливой рукой, беспорядочно отскакивающий от стен, он
внес развал в кучу порядливо расставленных, по видимости устойчивых, а
на деле шатких кегель государственной игры.
В этом смысле Протопопов оказался, действительно, "роковым человеком".




II. Настроение общества и события накануне переворота.

Январьские и Февральские доклады петербургского охранного
отделения. - Арест Рабочей Группы Центрального Военно-Промышленного
Комитета и роль Обросимова. - Выделение петербургского военного
округа. - Приготовления к 14 Февраля.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 234567891011121314151617 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
Вначале как интермеццо богослужения, затем, став частью политических
торжеств, трагедия показывала народу великие деяния отцов, чистой простотой
совершенства пробуждая в душах великие чувства, ибо сама была цельной и
великой. И в каких душах!
В греческих! Я не могу объяснить, что это значит, но я чувствую это и,
краткости ради, сошлюсь на Гомера, Софокла и Феокрита {Ссылка на Гомера и
Феокрита носит более общий характер. Феокрит - автор идиллий. Гомер -
эпический поэт; речь идет, таким образом, уже не о драматургии и театре, а
об античной культуре в целом, которая, как и Шекспир, была, по мнению Гете,
"цельной и великой".}; они научили меня это чувствовать. И мне хочется тут
же прибавить: "Французик, на что тебе греческие доспехи, они тебе не по
плечу".
Поэтому-то все французские трагедии пародируют самих себя.
Сколь чинно там все происходит, как похожи они друг на друга, - словно
два сапога, и как скучны к тому же, особенно in genere в четвертом акте, -
известно вам по опыту, милостивые государи, и я не стану об этом
распространяться.
Кому впервые пришла мысль перенести важнейшие государственные дела на
подмостки театра, я не знаю; здесь для любителей открывается возможность
критических изысканий. Я сомневаюсь в том, чтобы честь этого открытия
принадлежала Шекспиру; достаточно того, что он возвел такой вид драмы в
степень, которая и поныне кажется высочайшей, ибо редко чей взор достигал
ее, и, следовательно, трудно надеяться, что кому-нибудь удастся заглянуть
еще выше или ее превзойти.
Шекспир, друг мой, будь ты среди нас, я мог бы жить только вблизи от
тебя! Как охотно я согласился бы играть второстепенную роль Пилада {Пилад -
друг Ореста и его верный спутник.}, будь ты Орестом, - куда охотнее, чем
почтенную особу верховного жреца в Дельфийском храме.
Я здесь намерен сделать перерыв, милостивые государи, и завтра писать
дальше, так как взял тон, который, быть может, не понравится вам, хотя он
непосредственно подсказан мне сердцем...