Читайте также:

И все они были голые. Вернее, полуголые, что еще страшнее. Их голубые вигоневые штаны были наполнены огромными подвижными ягодицами...

   

Пережил я примерно то же, что, если верить книгам, переживают после своей инициации приобщившиеся к дзэн-буддизму. Для этого мне нужно было пропитаться отвращением к знанию,..

   

$ Эпиграмма на мистера Берка XII. Стихотворения 1795-1796: Дамфриз Шотландская песня. Поэма о жизни. Грим Гризел. Молитва перед едой. * Моя бутыль - святой родник...

   

Смотрите также:

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Александр Блок - патология любви

Александр Блок. Автобиография

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Все статьи


Стихотворение Блока (На железной дороге)

Александр Блок и революция (Поэма Двенадцать)

Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

Духовный путь Александра Блока

Анализ стихотворения А. Блока Мне страшно с тобою встречаться

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 85 (прочитано 97%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рамзес», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти



В то время
правительство поддержанное значительным большинством, имело основание
своего критического отношения к Государственной Думе первого и второго
созывов, так как разногласие между правительством и народными
представителями касалось коренных вопросов и, кроме того, со стороны
народного представительства было предъявлено требование ответственного
министерства, как следствия, вытекающего из манифеста 17 октября.
Необходимо, тем не менее, отметить, что этот лозунг раздался после
того, как правительство выступило в Государственной Думе с ответом на
всеподданнейший адрес в агрессивном тоне.
Далека от этих стремлений была Государственная Дума третьего
созыва, и еще менее заслуживает этого упрека Государственная Дума
нынешнего созыва, которую война заставила отказаться от всяких
партийных лозунгов и программ. Ее единственной целью было объединение
всех сил для успешной борьбы с врагом.
В это же время правительство испугалось этого могучего
общественного порыва, видя в нем стремление к захвату власти и, в
целях предотвращения этого, не только не постаралось использовать этот
общественный подъем, но всячески стремилось погасить его.
Этим способом, который имел свои реальные последствия, в смысле
расстройства нашего тыла, правительство с каждым днем утрачивало своих
сторонников и в настоящее время оно насчитывает их отдельными
единицами. Образовалось два лагеря-на одной стороне правительство и на
другой стороне страна.
Война показала, что без участия народа страной править нельзя.
В тягчайшее время наших военных испытаний (отход наших войск из
Галиции) пришлось прибегнуть к содействию народных представителей.
Дума сумела поддержать бодрость духа и возбудить общественную
самодеятельность до степени тех результатов, которые достигнуты в деле
снабжения армии.
Эта заслуга Государственной Думы была учтена страной, эту заслугу
почувствовала и оценила армия, которая и в настоящее время чутко
прислушивается ко всему, что происходит у нас в тылу.
Мы подходим к последнему акту мировой трагедии в сознании, что
счастливый конец для нас может быть достигнут лишь при условии самого
тесного единения власти с народом во всех областях государственной
жизни. К сожалению, в настоящее время этого нет, и без коренного
изменения всей системы управления быть не может. Это убеждение не
только нас, членов Государственной Думы, но в настоящее время это
убеждение и всей мыслящей России, ибо недоверие правительства к
общественным силам, ревнивое и недоброжелательное отношение к ним и
умышленные препятствия, чинимые в их энергичной патриотической работе,
естественно не могут вселить в стране доверие к такому правительству и
служить залогом счастливого окончания войны.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 777879808182838485868788

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... - Да с той
стороны. Вам здесь не место.
- А вам-то что? - ответил мальчик развязно. - Уж не вы ли оплатили мой
билет, мистер Мартин? У меня такое же право сидеть здесь, как у любого из
вас.
Он взял с доски несколько пешек и стал перебрасывать их с руки на
руку.
- Тоска здесь смертная. Послушайте, джентльмены, а не сыграть ли нам в
покер?
Все промолчали, а мальчик, небрежно попыхивая сигаретой, стал
барабанить по столу довольно грязными пальцами. Потом он вытащил пачку
долларов, будто намереваясь их пересчитать.
- Как ваша мама? - спросил кто-то. - Я что-то не видел ее за
завтраком.
- Наверно, у себя в каюте. На море ее всегда укачивает. Надо дать
стюардессе долларов пятнадцать, чтобы присмотрела за ней. Сам-то я стараюсь
как можно реже спускаться вниз. Не по себе становится, когда мимо буфета
прохожу. Знаете, я ведь первый раз в океане.
- Ну, ну, Гарви, не оправдывайтесь.
- Я и не оправдываюсь. Это, джентльмены, мое первое плавание по
океану, но меня ничуть не укачало, разве что в первый день. Вот так-то!
Он торжествующе стукнул кулаком по столу, послюнявил палец и принялся
пересчитывать деньги.
- Да, вы из особого теста слеплены, это сразу видно, - зевнул пассажир
из Филадельфии. - Глядишь, гордостью Америки станете.
- Еще бы! Я американец с головы до ног. Вот доберусь до Европы, я им
всем там покажу... Тьфу, сигарета погасла! Ну и дрянь продается на
пароходе! Нет ли у кого-нибудь настоящей турецкой сигареты?
В салон заглянул старший механик, раскрасневшийся, мокрый и
улыбающийся.
- Эй, парень, - крикнул Гарви бодрым голосом, - как наша посудина?
- Как ей положено, - ответил механик сдержанно. - Молодежь, как
всегда, вежлива со стариками, и старшие это ценят.
В углу кто-то хихикнул. Немец открыл портсигар и протянул Гарви тонкую
черную сигару.
- Это тот, што фам надо, мой молодой друг, - сказал он. - Попробуйте,
да? Будете ошень довольны...