Читайте также:

- Разломали старую "Таганку" - Подчистую, всю, ко всем чертям!. - Что ж, шофер, давай назад, крути-верти назад свою баранку, - Так ни с чем поедем по домам...

   

Скоропечатня бед, Счастья бесплатный номер. В Гаммельне собственных нищих нет. Был, было, раз - да помер...

   

Ты, видно, очень удивлена, Гунхильд. Фру Боркман (неподвижно стоит между канапе и столом, упершись кончиками пальцев в скатерть). Ты не ошиблась?..

   

Смотрите также:

Владимир Маяковский об А.Блоке

Александр Блок. Автобиография

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Все статьи


Анализ стихотворения А. Блока О доблестях, о подвигах, о славе... (адресовано жене)

Душа парила ввысь и там звезду нашла (По лирике А. А. Блока)

Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева

Анализ стихотворения А. Блока Незнакомка

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 83 (прочитано 94%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рамзес», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти



Вот как я к вам отношусь.
Хотите, я легализую вашу партию?
Милюков: - При чем тут моя супруга. О моем сердце я уже говорил и
повторяю, что мы здесь встречаемся только, как политические деятели.
Шингарев: - А. Д. назвал себя монархистом и говорил о своей любви к
царю. Но кроме царя есть Родина. Если царь ошибается и идет неверным
путем, опасным для Родины, то обязанность монархиста, любящего царя,
сказать ему это. Сказал ли это А. Д.? Этого мы не знаем. А из его
образа действий и из высказываемых им взглядов можно заключить
противопо-ложное.
Протопопов: - Я мог бы сообщить то, что я говорил царю, и то, что он
говорил мне. (Обращаясь к Родзянко: "неправда ли, Мих. Вл., и вы не
считали возможным нам сообщить". Родзянко:-"У меня имеются все мои
доклады"). Протопопов:-Что касается моих слов, то П. Н. говорит, ведь,
что все, что я скажу, завтра же будет известно в печати. (Голоса: Он
этого не говорил"),
Милюков: - Поверьте, что о докладах государю ни один опытный газетчик
даже не попробует напечатать, ибо это наверное не пройдет через
цензуру. (Ефремов: - Я присоединяюсь к заявлению, что это свидание не
носит частного характера. Меня пригласил сюда председ. Гос. Думы, как
лидера определенной партии, для того, чтобы выслушать то, что имеет
сказать Министр Вн. Д. Обо всех политических суждениях, которые будут
иметь место в вашем совещании, я сочту своей обязанностью непременно
доложить своей фракции). Кроме того, я хотел сказать, по поводу
заявления Ал. Дм., что ему не кому передать свою должность, что в
настоящее время дело не в лицах. Какое угодно "твердое" лицо, если
пойдет в кабинет без программы и без общественной поддержки, ничего
сделать не сможет. Положение слишком серьезно, чтобы справляться с ним
путем личных перемен. Нужна не перемена лиц, а перемена системы.
Родзянко:-В последних словах Пав. Ник. заключается глубокая истина.
Я совершенно согласен с тем, что нужна перемена режима, и могу вас
уверить, Ал. Дм., что то, что вы здесь выслушали, составляет общее
мнение всех присутствующих членов Думы, без исключения, и ни в ком не
вызовет возражений Нет никого здесь, кто бы думал иначе.
Протопопов переходит после этого к обсуждению продовольственного
вопроса, открывает портфель и вынимает оттуда две бумаги: записку на
четырех страницах, написанную В. В. Ковалевским о положении
продовольственного дела, и свой проект, внесенный в Совет Министров.
Затем он говорит: "Государь сказал мне, что хочет видеть во главе
продовольственного дела лично меня. В последний раз он спросил меня:
"Уверены ли вы, что вы с этим делом сладите? Имеется ли для этого
достаточно сил в вашем ведомстве"? Я ответил: (закатывает глаза к
небу): "Я употреблю все мои усилия, чтобы вывести страну из тяжелого
положения".



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 7576777879808182838485868788

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
- Здравствуйте, Мария Васильевна, - произнесла Евдокия Петровна.
- Это ты, Дуня, - сказала ей Мария Васильевна. - Pдись со мной, давай с
тобой разговор разговаривать. Поищи у меня в голове, я давно не мылась.
Дуня с покорностью села рядом: Мария Васильевна положила голову ей на
колени, и соседка стала искать у нее в голове. Обеим теперь было легче за
этим занятием; одна старательно работала, а другая прильнула к ней и
задремала в покое от близости знакомого человека.
- Твои-то все померли? - спросила Мария Васильевна.
- Все, а то как же! - ответила Дуня. - И твои все?
- Все, никого нету. - сказала Мария Васильевна.
- У нас с тобой поровну никого нету, - произнесла Дуня,
удовлетворенная, что ее горе не самое большое на свете: у других людей такое
же.
- У меня-то горя побольше твоего будет: я и прежде вдовая жила, -
проговорила Мария Васильевна. - А двое-то моих сыновей здесь у посада легли.
Они в рабочий батальон поступили, когда немцы из Петропавловки на
Митрофаньевский тракт вышли А дочка моя повела меня отсюда куда глаза
глядят, она любила меня, она дочь моя была, потом отошла от меня, она
полюбила других, она полюбила всех, она пожалела одного - она была добрая
девочка, она моя дочка, - она наклонилась к нему, он был больной, он
раненый, он стал как неживой, и ее тоже тогда убили, убили сверху от
аэроплана А я вернулась, мне-то что же! Мне-то что же теперь! Мне все равно!
Я сама теперь как мертвая
- А что ж тебе делать-то: живи, как мертвая, я тоже так живу, сказала
Дуня. - Мои лежат, и твои легли Я-то знаю, где твои лежат, - они там, куда
всех сволокли и схоронили, я тут была, я-то глазами своими видела. _ерва они
всех убитых покойников сосчитали, бумагу составили, своих отдельно положили,
а наших прочь отволокли подалее...