Читайте также:

-- Дорогие солдаты,-- ораторствовал фельдкурат Ибл,-- представьте себе: сейчас сорок восьмой год и только что победоносно окончилась битва у Кустоццы...

   

Это... это просто... Сольнес. Покажите-ка, фрекен. (Наклоняется, как бы желая заглянуть в гросбух, и шепчет.) Кая? Кая (продолжая писать, тихо)...

   

- Иногда, - ответил я. - Мы тоже читаем газеты, и мы задумали совершить невзаправдашний дакайти, э... как это.....

   

Смотрите также:

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Александр Блок - патология любви

Все статьи


Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

«Женские лики» в творчестве А. А. Блока

А. Блок—символист

«Дети страшных лет России»

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 79 (прочитано 90%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рамзес», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти



Мы не знали
как думать: или вы мученик если шли "туда" с целью что нибудь сделать,
при явной невозможности сделать что бы то ни было в этой среде. Или вы
честолюбец, если вы просто увлеклись блестящим положением, не скрывая
от себя, что вы сделать ничего не можете. В какое, в самом деле,
положение вы себя поставили. Были люди, которые вас любили, и были
многие, которые вас уважали. Теперь..... ваш кредит очень низко пал.
Вы отрезали себя от своих единственных людей, которые могли поддержать
вас "там". Этот разговор, который мы ведем теперь, надо было вести
тогда до того, как вы приняли власть. При этих условиях понятно,
почему П. Н. не считает возможным сделать секрета из нашей беседы.
Завтра ж, когда общество узнает, что мы беседовали с вами, оно может
предположить, что мы с вами вошли в заговор и мы вас не поддержим, а
себя погубим; подобно вам. Я допускаю еще возможность секрета, если бы
сегодня мы ни к чему не пришли. Тогда так и можно сказать: говорили,
но ни до чего не договорились. Но, если мы на чем нибудь согласимся,
то тогда уже мы обязаны будем сообщить обществу, почему мы нашли
возможным согласиться.
Протопопов (раздраженно): Если здесь говорят, что меня больше не
уважают, то на это ответ может быть дан не в обществе, а лицом к лицу
с пистолетом в руках. Что касается отношения ко мне общества, сужу о
нем по моим большим приемам. Туда приходят множество обездоленных и
страдающих, и никто еще не уходил без облегчения. Это общество меня
ценит. За вашей поддержкой я пришел, но ее не нахожу. Что же делать-я
пойду дальше один. Ведь меня ни разу даже не пригласили в блок. Я там
ни разу не был. (Милюков: "Это ваша вина"). Я исполняю желания моего
Государя: я всегда признавал себя монархистом. Вы хотите потрясений,
перемены режима-но этого вы не добьетесь, тогда как я понемногу, кое
что могу сделать. (Стемпковский: "Теперь такое положение, что именно
вредно сделать кое что"). Это недолго - уйти. Но кому передать власть.
Я вижу только одного твердого человека - то Трепов. Для меня мое
положение может быть убийственно, но я буду делать, что могу. Отчего
вы даже Хвостова встретили лучше, чем встречаете меня?
Милюков. - Я извиняюсь перед товарищами за повышенный тон моего
первого выступления. Может быть это, действительно, был крик сердца,
последний крик. Я должен признать, что у нас, Ал. Дм., установились,
действительно, дружеские отношения во время нашей общей поездки,
которые не давали основания думать, что Протопопов поступит так, как
он поступил. Но теперь положение другое. Сердце теперь должно
замолчать. Мы здесь не добрые знакомые, а лица с определенным
общественным положением: А.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 71727374757677787980818283848586 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
-- Так. А ты не обижайся, старина, покурю и уйду. Трогать не будем, не
до вас пришли, живите себе.
Посидел, посидел веселый кожаный картуз, засмеялся и пошел.
-- Прощай.
-- С Богом, сынок! -- И повеселел старик: люди ж и они. Под вечером,
как начали сниматься большевики, вынес сала ломоть и дал какой-то красной
звезде.
-- Спасибо, отец! Свидимся еще.
-- А как же? Да вот волов свели, плешь их башке, пшеницу тоже посвезли.
-- Ничего, ничего, сработаем еще, наживем. Теперь дело видней. Всем
плохо, перетерпим.
Старик зашел в кучу солдат, осматривался и слушал.
-- Так не ждать их?
-- Как хошь, хоть жди, да не дождешься.
-- А вы не турецкой будете породы? Крест-то носите?
-- Крест сжечь надо, на нем Христа распяли. А породы мы все одной. Это
они крест всем несут, а мы крест со своей спины снять хочем, чтоб жилось
легче.
-- Так-так... -- Старик понял все слова и пошел домой обдумывать.
Ушли и большевики. У соседа Родионыча остались нетронутыми две пары
волов. Он приходил каждый вечер к Антону Карпычу и радовался, и клял.
-- А? Ведь хозяин еще я, Карпыч, а? Как скажешь? Може, не воротится
фронт Николы. И степь и волы -- наши, и хаты целы, и хлебом до лета
натянем... И крестов с церквей не посшибали, брехня одна была.
Карпыч думал и думал, где истинный бес, где печатано клеймо его?
Не там ли, где волы его? Не крест ли печать бесова...