Читайте также:

Это... это просто... Сольнес. Покажите-ка, фрекен. (Наклоняется, как бы желая заглянуть в гросбух, и шепчет.) Кая? Кая (продолжая писать, тихо)...

   

96] суждение не будет ложным: Бог желает того, чего он не желает; но ложность такого суждения превосходит всякую меру. А то, что сказанное нами есть истина, я разъясняю так...

   

О, смелых дум свобода! Дворец Филипппа мне открыт, Я спешился у входа. Иду и вижу: там, вдали, Моей мечты созданье, Спешит принцесса Эболи На тайное свиданье...

   

Смотрите также:

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Все статьи


«Скифы»

Cоциальные мотивы в лирике А. Блока

«Дети страшных лет России»

Лирический герой А. А. Блока

Без конца и без краю мечта! (По лирике А.А.Блока.)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 76 (прочитано 86%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти



Я счел своим долгом, потому, сказать
то, что я вижу и то, что предчувствую. Я указал, что направление
занятий Государственной Думы и характер произносимых там с самого
начала ноября месяца речей в конец расшатывают остатки уважения к
правительственной власти и не могут не отозваться пагубно на
настроении армии, читающей подробные отчеты газет о заседаниях Думы.
Различные общественные организации, учреждения и группы повсеместно и
открыто присоединяются к решительным постановлениям Думы. Заседания
Государственного Совета, объединенного дворянства знаменательно-
тревожны. Наконец, обращает на себя особое, внимание открытая в Москве
подписка на образование фонда для стипендии имени Кн. Ф. Ф. Юсупова.
Все это свидетельствует о том, что волна недовольства резко подымается
и широко разливается по России, а продовольственные неурядицы, очень
волнующие жизнь городов и деревни, подготовляют для общего
недовольства исключительно благоприятную почву, которою не преминут
воспользоваться враги существующего строя. Здесь, в столице, уже
начался штурм власти, и, несомненно, признаки анархии уже показались.
Они угрожают всему строю нашему, угрожают и самой династии. А без
монархии, которой наша родина на протяжении долгих веков неизменно
росла, крепла, ширилась и венчалась, Россия останется как купол без
креста. Наступили, я убежден в этом глубоко, решающие дни. Трудно
остановить близкую беду, но, думается мне, еще возможно. Для этого
надо верить в себя, в непреклонную законность своих прав. Надо
перестать правительству расслаблять себя внутренними раздорами и
борьбой в своем собственном центре, тогда когда все кругом шатается.
Оно должно быть однородно и единодушно, оно должно знать куда оно идет
и итти неуклонно, спокойно и решительно восстанавливая разваливающийся
порядок. Для успеха этого дела, мне кажется, необходимо было бы
отложить возобновление занятий Думы при настоящих условиях, на более
отдаленный срок: необходимо было бы тем временем, направить все силы
власти везде по России на всяческое и быстрое упорядочение
продовольственного дела, как на основную задачу данной минуты; было бы
необходимо остановить и ввести в рамки закона деятельность
общественных учреждений все смелее и ярче выступающих в открытое море
чистой, широкой политики; необходимо было бы так или иначе оказать
действительное влияние на деятельность тех общественных организаций,
которые, составляя живую связь между тылом и фронтом и, работая в
области, вызывающей, по самому существу своих задач, общее сочувствие,
планомерно преследуют в то же время ярко проявленные цели борьбы с
властью и бесспорно обозначающиеся и уже едва скрываемые намерения,
изменения государственного строя.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 68697071727374757677787980818283 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Робинзон Крузо
страдал нехваткой воображения по сравнению с
Джонни Полом. Всех ребят из Четырнадцатого
округа по-прежнему осеняет некая аура. Они не
были изобретены или придуманы. Они были
настоящие. Имена их звенят золотыми монетами: Том
Фаулер, Джим Бакли, Мэтт Оуэн, Роб Рэмси, Харри
Мартин, Джонни Дани, не говоря уже об Эдди Карни
или великом Лестере Рирдоне. Вот, даже теперь,
произнося "Джонни Пол", я чувствую дурной
привкус во рту от этого сочетания имен двух
святых*. Джонни Пол был живым Одиссеем
Четырнадцатого округа; то, что позже он стал
водителем грузовика, не имеет значения.


До великих перемен никто, казалось, не
замечал, что улицы уродливы и грязны. Если
канализационные люки бывали открыты, ты затыкал
нос. Если сморкался -- находил в носовом платке не
нос, а сопли. Больше было внутреннего покоя,
умиротворенности. Имелись салун, бега,
велосипеды, верные женщины и скаковые лошади.
Жизнь еще двигалась неспешно. По крайней мере, в
Четырнадцатом округе. По утрам в воскресенье
никто не принаряжался. Если миссис Горман
спускалась в своем капоте, с непромытыми глазами,
поклониться священнику ("Доброе утро, святой
отец!" -- "Доброе утро, миссис Горман!"), то улица
бывала очищена от всех грехов. Пэт Маккэррен
носил в заднем кармане сюртука торчавший наружу
оттуда носовой платок; это выглядело мило и
весьма уместно, как и трилистник у него в петлице.
Пиво пенилось, и люди останавливались поболтать
друг с другом.



В мечтах я все возвращаюсь в
Четырнадцатый округ, как параноик возвращается к
своим навязчивым идеям. При мысли о
серо-стального цвета боевых кораблях на Военной
верфи они видятся мне лежащими там, в некоем
астрологическом измерении, где сам я оказываюсь
артиллеристом, химиком, торговцем взрывчаткой,
могильщиком,

________________

*
Имеются в виду два апостола; Иоанн (по-английски
Джон) и Павел (Пол) (прим...