Читайте также:

От Всемирного потопа немногим удалось спастись в ковчеге. Он имел самое смутное представление о том, как выглядел этот ковчег, но в любом случае Ротор был тем же спасительным ковчегом...

   

The forest ceased quickly, and the earth under the trees became trenchy furrows and yet undivided lots of rye ploughland...

   

Если оставить в стороне гений Данте и Вергилия, мы вполне сможем сравнить себя с ними, ибо ворота, что ведут в усыпальницу аббатства Сен-..

   

Смотрите также:

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Александр Блок. Автобиография

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Все статьи


Образ России в лирике А. Блока

Моя любимая книга стихов Александра Блока

Лирика Александра Блока

История любви, рассказанная А. Блоком

Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 71 (прочитано 80%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти




Поэтому все надежды на то, что с объявлением действительной русской
конституции все успокоится, кажутся столь же наивными, как и наивно и
утверждение, что, Бог даст, и так все само собой образуется как-
нибудь.
Ничего не может образоваться из неудачно задуманной и еще более
неудачно осуществленной 10 лет тому назад реформы, и если дальнейшие
по этому пути уступки, завершенные обнародованием конституции,
приведут к катастрофе, то и оставление в этом же положении, как и в
настоящее время, Государственной Думы с периодическим
свидетельствованием ей доверия и недоверия, с признанием
неосуществимой возможности правительству работать с Думой и с
перемежающими эту, будто бы плодотворную работу ее роспусками доведет
к тому же, продлив только срок этой агонии и подорвав в народе веру в
силу и правду Монарха.
"'>В чем же заключаются недостатки реформы 1906 года? Их столь
много, что скорей можно было бы спросить, в чем заключаются ее
достоинства. Но в числе этих дефектов по степени неотложности их
исправления и важности в смысле приносимого Государству вреда
необходимо выделить два основных капитальных положения:
соблазнительную неясность и противоречие в основных законах,
касающихся прерогатив Верховной Самодержавной Власти и прав
законодательных учреждений, и совершенную несостоятельность положений
о выборах в Думу.
Как бы ни хитры были истолкования выражении: Самодержец, самое
понятие это в глазах народа, кроме значения Всемогущего и никем и
никаким законом человеческим, кроме Божьего, не ограниченного Монарха,
никакого иного не имеет, а вычеркнуть это слово из основных законов и
из ежедневных молитвословий не решились и составители новелл 1906 г.
Между тем, ст. 87, 112 и 113 Основных Законов явно умаляют это
значение, ставят Царя не только в равноправные отношения с
законодательными учреждениями, но как бы подчиняют Его Волю усмотрению
этих последних: проведенный по 87 ст.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 63646566676869707172737475767778 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...

Одна гора красива и вздымается к небу как бы застывшим костром, пламя
которого заострилось и замерло, - восходит к небу как бы безглагольным
гимном, что начался широким вещанием, кончился лезвием мысли, постепенно
суживающимся, равномерно заостренным, призывом, уводящим в лазурь. Одна гора
красива, но когда две высокие вершины, но когда две вершины в известной
отдаленности и в известной близости, связаны друг с другом - некоторым
соответствием размера, некоторой линейной зеркальностью, и высятся как бы
повторяя друг друга, не в однозвучной тождественности, а в дружном ладе
сродства, - в душе глядящего вырастает напевное настроение, в нем как бы
льнет строка к строке, в нем возникает целая песня, где строки различны, но
образуют одно целое, как различные горы, слагаясь в целое, образуют одну
горную цепь.

Горное озеро огромным зеркалом серебрится внизу. Высокая горная вершина
смотрится в ровные воды. Силой тайного соответствия, два эти разные явления
сочетаются в одно. Исполинский непроницаемый камень отражается в прозрачной
влаге. Высокая гора смотрится в глубокую воду. А человеческая душа, которая
видит это, встает третьим звеном, и, как рифма соединяет две строки в одну
напевность, душа связует безгласную гору и зеркальную воду в одну певучую
мысль, в один звенящий стих. И снежную гору, которая смотрится в воды,
человек назовет Юною Девой, а это отражающее озеро он назовет Розой Пяти
Ветров...