Читайте также:

Я не чувствую ни малейшего желания попасть сейчас в объятия музы. Ах, вот и занавес. Занавес раскрывается...

   

А брови не вовсе вровень и нос как чуть-чуть бы свернут к боковой глубокой морщине - как будто неуходящее постоянное напряжение...

   

Расходует очень мало, горсть риса в день, и может писать иероглифами. НИМВРОД: Но у него же ничего в памяти не остается...

   

Смотрите также:

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Памяти Александра Блока

Александр Блок - патология любви

Все статьи


«Страшный мир» в лирике А. А. Блока

Анализ поэмы А.Блока Соловьиный сад

Анализ поэмы А.А. Блока Двенадцать

«Скифы»

Духовный путь Александра Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 53 (прочитано 60%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 21 (прочитано 105%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 22 (прочитано 105%)

«Незнакомка», закладка на странице 16 (прочитано 94%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 25 (прочитано 67%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 42 (прочитано 102%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 76 (прочитано 101%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 33 (прочитано 63%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 35 (прочитано 52%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 62 (прочитано 102%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 29 (прочитано 104%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 61 (прочитано 77%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти



До 1 марта
Временное Правительство было хозяином положения в столице, но с каждым
днем положение его становилось труднее и власть могла перейти к
крайним левым. Поэтому, в настоящее время "вооруженная борьба только
осложнит положение".
Прибежавший начальник станции сообщил, что на вокзал двигаются
тяжелый дивизион и батальон первого гвардейского запасного стрелкового
полка (в эту ночь А. И. Гучков, в качестве председателя военной
комиссии, ездил на Варшавский и Балтийский вокзалы, чтобы навести
порядок на случай прибытия карательной экспедиции, причем его
автомобиль был обстрелян, и спутник его, князь Вяземский, был убит).
Иванов, зная, что Хабалов арестован, и в городе "хозяйничают" Родзянко
и Гучков, считая, что охрана дворца не входит в его задачу. и понимая,
что "если пойдет толпа, тысячи "уложишь," решил уходить. Таким
образом, после каких то затруднений с переводной стрелкой и сломанным
крюком в хвостовых вагонах, оказавшихся передовыми, весь поезд с
георгиевским батальоном был уведен в ночь с 1 на 2 марта обратно, на
Вырицу.
Через 15 минут после ухода их на вокзале в Царском уже появились
народные войска с пулеметами; говорили "если они перейдут на нашу
сторону, побратаемся".
Когда императорский поезд пришел в Дно, Алексеев сам передал
Родзянке телеграмму о согласии царя принять его. Последовал ответ, что
Родзянко едет на станцию Дно. Воейкову по телеграфу сообщили, что
поезд готов, но из Думы сообщили по телефону, что Родзянко еще не
выезжал (в тот день Гучков настаивал в Исполнительном Комитете, чтобы
миссию-склонить царя к отречению-взял на себя Родзянко, но эта миссия
была возложена на него и на В. В. Шульгина). Царь решил не ждать в
Дне, и Воейков послал Родзянке телеграмму, что его будут ждать в
Пскове.
Дубенский записывал:
"Уже 1 марта едет к Государю Родзянко в Псков для переговоров.
Кажется, он выехал экстренным поездом из Петрограда в 3 часа дня;
сегодня Царское окружено, но вчера императрица телеграфировала по
английски, что в Царском все спокойно. Старый Псков опять занесет на
страницы своей истории великие дни, когда пребывал здесь последний
самодержец России, Николай II, и лишился своей власти, как
самодержец".
С прибытием царского поезда в Псков, в девятом часу вечера,
начались, по словам Дубенского, "все более грустные и великие
события".
По прибытии, в вагон государя вошли генерал Рузский и начальник его
штаба генерал Данилов. По мнению Рузского, надо было идти на все
уступки, сдаваться на милость победителя и давать полную конституцию,
иначе, анархия будет расти, и Россия погибнет.
Воейков получил телеграмму от Бубликова о том, что Родзянко не
приедет.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 45464748495051525354555657585960 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
Они поднимаются. Вверху - веранда, парусиновые пологи над ее
пролетами. Над входом надпись: Ресторан "Магнолия".

оттуда доносится музыка.

Муж дамы:
- Ну как, Виктор? Выдерживаешь?
У Виктора сдержанная, но располагающая улыбка, ясный взгляд.
То ли рассеянность, то ли растерянность:
- Не знаю. Еще не могу привыкнуть. Золотистая дама:
- Ах, Витенька! К хорошему люди привыкают легко! К хорошему мы
вас быстро вернем. Правда, Альбина?
Девушка в той поре,когда всякая хороша. Мило-диковатая прическа.
Улыбается вместо ответа.

ресторанная музыка ближе и громче.

Они уже - под шатром веранды. Белизна и сверкание столов.
Есть свободный, они садятся.
= В прозор между балюстрадой и пологом - вершинки кипарисов
где-то близко внизу, а за ними - море, море... Беленький пассажирский
катерок.

веселенькая разухабистая музыка.

= Муж
- Нет! Поразительное и удивительное не что Виктор там был, а что
он оттуда вернулся! Невредимым!
Дама:
- Страдалец! Чего он там натерпелся! И ничего не хочет
рассказать!
Мантров смотрит ясными глазами, улыбается умеренно:
- К сожалению, я ничего не помню. Я - все забыл...
= Море - во весь экран, лишь край полога наверху, колонка
веранды. И внемлющий профиль девушки:
- Но сейчас-то вам - разве плохо?

только голос его:

- Хорошо бесконечно.
Море. И профиль девушки.
В кадр входит плечо и темя официанта, наклонившегося к их столу:
- Антрекот - два, фрикассе из лопатки - раз... Суфле лимонное
четыре...
= Голова Мантрова запрокинулась, кадык ходит по горлу:
- Будто в насмешку...
= Общий вид ресторана. Чистая кушающая публика. Дородные
официанты просторными проходами снисходительно разносят подносы. Две
пары покачиваются между столиками. На эстраде - маленький оркестр:
струнные, саксофонист, ударник.

бесшабашный мотивчик. Голос Мантрова:

- Будто в насмешку вот такой же оркестрик по воскресеньям играл
и там...