Читайте также:

"Забегал", - подумала Катенька, злорадствуя. На этот раз он шел с другой стороны, остановился, немного не доходя до Катенькиного окна, и,..

   

     Это не был брак по любви. Маркиз женился по настоянию друзей и, так какему было все равно, предоставил им выбор невесты; однако ни он, ни она ниразу об этом не пожалели...

   

Он гордо приблизился к императору и поклонился, хотя с его нарядом ему было неудобно кланяться. - Что ты сделал? - спросил его император. - Летал в небесах, государь, - ответил человек...

   

Смотрите также:

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Александр Блок. Автобиография

Владимир Маяковский об А.Блоке

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Памяти Александра Блока

Все статьи


Страшный мир! Он для сердца тесен! (По лирике А.А.Блока)

Стихотворение Блока (На железной дороге)

Душа парила ввысь и там звезду нашла (По лирике А. А. Блока)

Анализ стихотворения А. Блока Осенняя воля (комментарий к стихотворению).txt

Лирика Александра Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 41 (прочитано 46%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 21 (прочитано 105%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 22 (прочитано 105%)

«Незнакомка», закладка на странице 16 (прочитано 94%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 26 (прочитано 69%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 38 (прочитано 93%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 69 (прочитано 92%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 26 (прочитано 49%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 26 (прочитано 38%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 57 (прочитано 93%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 27 (прочитано 96%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 72 (прочитано 91%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти




Листки с объявлением осадного положения были напечатаны, но
расклеить их по городу не удалось: у Балка не было ни клею, ни кистей.
По приказу Хабалова, отданному вялым тоном, два околодочных развесили
несколько листков на решетке Александровского сада. Утром эти листки
валялись на Адмиралтейской площади перед градоначальством.
Третье объявление, переданное Беляевым для распубликования-о
запрещении жителям столицы выходить на улицу после 9 часов вечера-
Хабалов счел окончательно бесцельным и оставил его без исполнения.
Императрица в этот день телеграфировала царю трижды: "11 часов 12
минут дня; "Революция вчера приняла ужасающие размеры. Знаю, что
присоединились и другие части. Известия хуже, чем когда бы то ни было.
Алис"; в 1 ч. 3 минуты: "Уступки необходимы. Стачки продолжаются.
Много войск перешло на сторону революции. Алис", в 9 часов 5о минут
вечера: "Лили провела у нас день и ночь-не было ни колясок, ни
моторов. Окружный Суд горит. Алис".
Дубенский записывал 27 февраля: "Из Петрограда вести не лучше.
Была, говорят, сильная стрельба у Казанского собора, много убитых со
стороны полиции и среди народа. Говорят, по городу ходят броневые
автомобили. Слухи стали столь тревожны, что решено завтра 28-го отбыть
в Петроград... Помощник начальника штаба Трегубов передал мне, что на
его вопрос, что делается в Петрограде, Алексеев ответил: "Петроград в
восстании". Трегубов дополнил, что была стрельба по улицам, стреляли
пулеметы. Первое, что надо сделать,-это убить Протопопова, он ничего
не делает, шарлатан. Перед обедом я с Федоровым был в вагоне у
генерал-адъютанта Иванова. Долго беседовали на тему петроградских
событий и стали убеждать его сказать государю, что необходимо послать
в Петроград несколько хороших полков, внушить действовать решительно,
и дело можно еще потушить. Иванов начал говорить, что он не вправе
сказать государю, что надо вызвать хорошие полки, например, 23-ю
дивизию и т. д., но в конце концов согласился и обещал говорить с
царем. Перед обедом Алексеев приходил к государю в кабинет докладывать
срочное сообщение из Петрограда о том, что некоторые части, кажется,
Лейб-Гвардии Павловский полк, отказались действовать против толпы. На
вопрос графа Фредерикса Алексееву,-что нового из Петрограда, начальник
штаба ответил: "Плохие вести, есть новое явление", намекал на войска.
За обедом, который прошел тихо, и государь был молчалив, Иванов все
таки успел сказать государю о войсках".
"После обеда государь позвал к себе Иванова в кабинет и около 9
часов стало известно, что Иванов экстренным поездом едет в Петроград.
Нарышкин мне сказал, что павловцев окружили преображенцы и, кажется,
стало тише.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 33343536373839404142434445464748 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... И уже казалось, что гохштадтцам
никогда не смыть пятна позора, как новая эпоха принесла Южной Германии -
футбол.
Форварды Гохштадта возбуждали всеобщее удивление; они гнались за мячом
так же быстро, как их предки за убегавшими тиллингенцами. Мяч в ворота
противника они забивали с такой же непреодолимой силой, как тараны их
предков когда-то разбивали ворота города Тиллингена.
Сыгранность и спаянность всей команды гохштадцев, полубеков, полуцентра
и крыльев преодолевала живую преграду тел, закрывавшую путь к неприятельским
воротам. Однажды даже вышло так, что вместе с мячом они вбили в ворота
противника своего собственного бека.
Удары их были чудовищны. Мяч, который они вбили в ворота враждебной
команды, свалил голкипера, пробил сетку, оторвал ухо одному зрителю, убил
собаку, игравшую недалеко за полем, и сбил с ног шедшего там прохожего.
Это-один пример.
Второй пример: при матче "Гохштадт" против "Ингольштадта" гол, забитый
первыми, потребовал двух жертв,- голкипер и мяч испустили дух. Игру пришлось
прервать на десять минут, пока не пришел новый голкипер и не принесли новый
мяч.
Возвращаясь с поля, гохштадцы могли гордо распевать свой военный гимн:
Кто поцелуй срывает
С девичьих нежных губ,
Кто лучше гол вбивает,
Чем наш гохштадтский клуб?
Гоална, гоалиа, урр-ра!
В спортивной хронике их игру называли необычайно упорной, а одна
провинциальная газета писала в отчете об их последнем матче, что это был не
футбол, а страшный
суд. В другой газете писали, что встреча команд "Гохштадт" -
"Рингельсхайм" напоминает борьбу за Верден.
В осеннем сезоне гохштадтцы, зелено-голубые, могли похвастаться
следующими успехами: перебили ног-28 пар; сломали ребер-49; вывихнутых и
сломанных рук-13 пар; перебитых носов-52; сломанных лопаток-16; поврежденных
переносиц- 19; ударов в живот, сопряженных с выбытием противников из
строя-32; выбитых зубов-4 дюжины...