Читайте также:

- Подавай, - говорит, - еще мне вина и угощенья, купец! А купец обмана боится, он и спрашивает: - А у тебя золото либо серебро?..

   

На песчаном кольце атолла местами росли кокосовые пальмы, но там, где песчаный берег был слишком низок, пальмы н..

   

A rough woodenbench had been placed against the trunk; and on this Montanelli sat down.Arthur was studying philosophy at the university; and, coming to adiffic..

   

Смотрите также:

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Все статьи


Лирический герой А. А. Блока

«И идут без имени святого» (по поэме «Двенадцать»)

Анализ стихотворения А. Блока О доблестях, о подвигах, о славе... (адресовано жене)

«Земное» и «неземное» в «Стихах о прекрасной даме» А.Блока

Лирика Александра Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 40 (прочитано 45%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 21 (прочитано 105%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 22 (прочитано 105%)

«Незнакомка», закладка на странице 16 (прочитано 94%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 26 (прочитано 69%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 38 (прочитано 93%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 69 (прочитано 92%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 26 (прочитано 49%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 26 (прочитано 38%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 57 (прочитано 93%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 27 (прочитано 96%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 72 (прочитано 91%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти



53 мин. Љ 199. Говорится, что из Царского Села вызваны
небольшие части запасных полков, батарея из Петрограда грузить в поезд
на Петроград отказалась, батарея училищ не имеет снарядов.
Около полуночи Беляев приказал своему секретарю позвонить в
Мариинский дворец и вызвать по телефону Кригер-Войновского. Секретарь
услышал в телефон неясный разговор нескольких голосов, увещания
соблюдать тишину и предупреждение, что у телефона военный министр.
Вслед за тем, к телефону подошел кто то, назвавший себя министром
путей сообщения, но по голосу непохожий на Кригер-Вой-новского.
Секретарь предупредил об этом Беляева и передал ему трубку. Военный
министр молча слушал у телефона минут 5, услышал слова: "...эту пачку
уже пересмотрел, возьми вот те бумаги", повесил трубку и запретил всем
сношения по телефону с Мариинским Дворцом.
Около 2 часов ночи секретарь Беляева был вызван по телефону из
Мариинского Дворца помощником управляющего делами Совета Министров
Путиловым, который объяснил, что, действительно, в помещении
канцелярии Совета Министров "хозяйничают посторонние лица", важнейшие
бумаги удалось унести, а министры путей сообщения и иностранных дел
скрываются в другой части дворца. Путилов просил освободить их, но
секретарь военного министра объяснил, что в их распоряжении нет войск.
Между тем, у генерала Занкевича, которому Беляев передал
командованье, были в распоряжении уже немногие части, и то
колеблющиеся и тающие с часу на час.
Вопрос об атаке стоял безнадежно, можно было думать только об
обороне отряда на Дворцовой площади.
Генерал Занкевич, надев мундир Лейб-Гвардии Павловского полка,
выехал к солдатам, и поговорив с ними, вынес убеждение, что на них
рассчитывать нельзя. Удержаться на площади было невозможно; Занкевич
считал, что верным слугам царя надо умереть в Зимнем Дворце; около 9
часов вечера войска были переведены в Адмиралтейство, а около 11
часов- во Дворец, при этом оказалось, что матросы и часть пехоты уже
разошлись; осталось всего на всего 1500-2000 человек.
Около часу ночи во Дворце получили известие о назначении генерала
Иванова. Управляющий дворцом генерал Комаров просил Хабалова не
занимать дворца; Занкевич спорил, и вопрос остался бы открытым, если
бы заехавший в ту минуту с Беляевым великий князь Михаил
Александрович, которому не удавалось уехать в Гатчину, не согласился с
Комаровым. На совещании великий князь, Хабалов и Занкевич наметили
Петропавловскую крепость, но помощник коменданта барон Сталь,
вызванный к телефону, сообщил, что на Троицкой площади стоят броневые
автомобили и орудия, а на Троицком мосту- баррикады. Хабалов предложил
пробиваться, но Занкевич указал на колебания офицеров Измайловского
полка; тогда, на рассвете, решили перейти опять в Адмиралтейство.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 32333435363738394041424344454647 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Форма, к которой он так
и не смог привыкнуть, топорщилась на нем тяжелыми уродливыми складками.
- Даже представить себе трудно, что война с суперпотоком окончена. Я
до сих пор не могу спокойно смотреть на небо, - сказал он. - Как же мне
надоело это военное положение!
Оба спутника директора-распорядителя Солнечной Федерации были моложе
Свифта, менее седые и уставшие.
- Подумать только! - воскликнул Джон Гендерсон. - Какой же дьявольски
хитрый был этот суперпоток. Мало того, что он бомбардировал нас неизвестно
откуда возникающими метеоритами, - он еще и проглатывал наши
зонды-разведчики. Теперь-то все мы наконец сможем как следует отоспаться.
- Это все Мультивак, - сказал Свифт, бросив взгляд на невозмутимого
Яблонского, который в течение войны был Главным Интерпретатором решений
машинного оракула.
Яблонский пожал плечами и машинально потянулся за сигаретой, но
передумал. Ему одному разрешалось курить в подземных туннелях Мультивака,
но он старался не пользоваться этой привилегией.
- Да, так говорят. - Его толстый большой палец неторопливо показал
вверх.
- Ревнуешь, Макс?
- К спасителю человечества? - Яблонский снисходительно улыбнулся. -
Отчего же? Пускай себе превозносят Мультивак - ведь эта машина выиграла
войну.
...Пока весь мир сходил с ума от радости во время короткого перерыва
между ужасами метеоритной бомбардировки и трудностями восстановления, они,
не сговариваясь, собрались в этом единственно спокойном месте.
Нет, думал Гендерсон, груз слишком тяжел. Теперь, когда война с
метеоритами закончена, надо избавиться от него, и немедля!
- Мультивак не имеет никакого отношения к победе. Это обычная машина.
- Большая, - поправил Свифт.
- Обычная большая машина. Ничем не лучше тех, что поставляют вводимую
в нее информацию.
Он на миг запнулся, сам испугавшись своих слов.
Яблонский пристально посмотрел на него; толстые пальцы снова
потянулись к карману, но вернулись на место...