Читайте также:

Забрав свечу, она уйти Хотела, я позвал ее, Прося подушку принести Под изголовие мое. Она подушку принесла..

   

Околь бурыги, посыпаясь белой пылью, валялся черно-рыжий пестун. По спине пробежала радостью волнующая дрожь, коленки опустились и задели за валежник...

   

Экдал. Знаю, знаю... гм! Спасибо, старина! Спасибо, дружище! (Бормочет тихонько.) Болван! (Уходит в контору.) Петтерсен затворяет за ним дверь. Йенсен...

   

Смотрите также:

Александр Блок - патология любви

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Владимир Маяковский об А.Блоке

Александр Блок. Автобиография

Все статьи


Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

Лирический герой А. А. Блока

Анализ поэмы А.А. Блока Двенадцать

«Женские лики» в творчестве А. А. Блока

«Страшный мир» в лирике А. А. Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 33 (прочитано 37%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти




Вечером, охранное отделение предполагало арестовать собрание,
которое должно было быть в доме Елисеева на Невском "с участием членов
Государственной Думы Керенского и присяжного поверенного Соколова, для
обсуждения вопроса о наилучшем использовании в революционных целях
возникших беспорядков и дальнейшем планомерном руководительстве
таковыми",
Родзянко утром поехал к Риттиху, вытащил его из кровати и повез к
Беляеву. Он видел, как рабочие шли лавой по льду через Неву, так как
на мосты их не пускали.
Родзянко обратился по телефону к Хабалову, который сидел в здании
градоначальства, уже не делая никаких распоряжений о раздаче хлеба;
Родзянко спрашивал его, "зачем кровь", и убеждал, что гранату на
Невском бросил городовой. Хабалов сказал, что войска не могут быть
мишенью и должны отвечать на нападение, но на высочайшую телеграмму не
сослался.
Родзянко звонил также к Беляеву, советуя ему рассредоточивать толпу
при помощи пожарных. Беляев снесся с Хабаловым, который ответил, что
существует распоряжение ни в каком случае не вызывать пожарные части
для прекращения беспорядков, и что обливание водой только возбуждает,
т.-е. приводит к обратному действию.
Родзянко телеграфировал царю: "Положение серьезное. В столице
анархия. Правительство парализовано. Транспорт продовольствия и
топлива пришел в полное расстройство. Растет общественное
недовольство. На улицах происходит беспорядочная стрельба. Части войск
стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу,
пользующемуся доверием страны, составить новое правительство. Медлить
нельзя. Всякое промедление смерти подобно. Молю Бога, чтобы в этот час
ответственность не пала на венценосца".
Копии этой телеграммы были разосланы командующим с просьбою
поддержать перед царем обращение председателя Думы. Ответили Брусилов:
"Вашу телеграмму получил. Свой долг перед родиной и царем исполнил"-и
Рузский: "Телеграмму получил. Поручение исполнено".
Царь, по рассказу Фредерикса, получив эту телеграмму, или следующую
за ней (от 27 февраля), сказал Фредериксу: "Опять этот толстяк
Родзянко мне написал разный вздор, на который я ему не буду даже
отвечать".
Хабалов телеграфировал Наштаверху в Ставку (Љ 2899-3713): "Доношу,
что втечение второй половины 25 февраля толпы рабочих, собиравшиеся на
Знаменской площади и у Казанского Собора, были неоднократно разгоняемы
полицией и воинскими чинами. Около 17 часов у Гостиного Двора
демонстранты запели революционные песни и выкинули красные флаги с
надписями долой войну, на предупреждение, что против них будет
применено оружие, из толпы раздалось несколько револьверных выстрелов,
одним из коих был ранен в голову рядовой 9 запасного кавалерийского
полка.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 25262728293031323334353637383940 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...

Где теперь, как нас мудрец наставил,
Мертвый шар в пространстве раскален,
Там в тиши величественной правил
Колесницей светлой Аполлон.
Здесь, на высях, жили ореады,
Этот лес был сенью для дриад,
Там из урны молодой наяды
Бил сребристый водопад.

Этот лавр был нимфою молящей,
В той скале дочь Тантала молчит,
Филомела плачет в темной чаще,
Стон Сиринги в тростнике звучит;
Этот ключ унес слезу Деметры
К Персефоне, у подземных рек;
Зов Киприды мчали эти ветры
Вслед отшедшему навек.

В те года сынов Девкалиона
Из богов не презирал никто;
К дщерям Пирры с высей Геликона
Пастухом спускался сын Лето.
И богов, и смертных, и героев
Нежной связью Эрос обвивал,
Он богов, и смертных, и героев
К аматунтской жертве звал.

Не печаль учила вас молиться,
Хмурый подвиг был не нужен вам;
Все сердца могли блаженно биться,
И блаженный был сродни богам.
Было все лишь красотою свято,
Не стыдился радостей никто
Там, где пела нежная Эрато,
Там, где правила Пейто.

Как дворцы, смеялись ваши храмы;
На истмийских пышных торжествах
В вашу честь курились фимиамы,
Колесницы подымали прах.
Стройной пляской, легкой и живою,
Оплеталось пламя алтарей;
Вы венчали свежею листвою
Благовонный лен кудрей.

Тирсоносцев радостные клики
И пантер великолепный мех
Возвещали шествие владыки:
Пьяный Фавн опережает всех;
Перед Вакхом буйствуют менады,
Прославляя плясками вино;
Смуглый чашник льет волну отрады
Всем, в чьем кубке сухо дно.

Охранял предсмертное страданье
Не костяк ужасный. С губ снимал
Поцелуй последнее дыханье,
Тихий гений факел опускал.
Даже в глуби Орка неизбежной
Строгий суд внук женщины творил,
И фракиец жалобою нежной
Слух эриний покорил.

В Елисейских рощах ожидала
Сонмы теней радость прежних дней;
Там любовь любимого встречала,
И возничий обретал коней;
Лин, как встарь, былую песнь заводит,
Алкестиду к сердцу жмет Адмет,
Вновь Орест товарища находит,
Лук и стрелы - Филоктет.

Выспренней награды ждал воитель
На пройденном доблестно пути,
Славных дел торжественный свершитель
В круг блаженных смело мог войти...