Читайте также:

Но играть он не способен. Попробуйте превратить театр из места поучений в место развлечений, и театр сделается для него не то чтобы настоящим балаганом, но ист..

   

     Это не был брак по любви. Маркиз женился по настоянию друзей и, так какему было все равно, предоставил им выбор невесты; однако ни он, ни она ниразу об этом не пожалели...

   

3, 91, 94, 115, 116, 118, 119, 123, 146, 166 Лукан 64, 79, 81–83, 88, 155 Людовик VII 161 Люцина 148 Люцифер 18, 151 Макиавелли 18 Манлий 64 Манфред 180 Мария 14, 91..

   

Смотрите также:

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Александр Блок - патология любви

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Александр Блок. Автобиография

Все статьи


История любви, рассказанная А. Блоком

Лирика Александра Блока

Анализ стихотворения А. Блока Мне страшно с тобою встречаться

«Женские лики» в творчестве А. А. Блока

Без конца и без краю мечта!(По лирике А.А.Блока.)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 26 (прочитано 29%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рамзес», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти





Последовательный ход событий с начала революции (23 Февраля) до
отречения Михаила Александровича (3 марта)- в Петербурге, Царском
Селе, Могилеве (Ставке), Москве, по пути следования императорского
поезда из Могилева в Псков и поезда с отрядом генерала Иванова из
Могилева в Царское Село и обратно, и в Пскове.

22 февраля в среду царь выехал из Царского Села в Ставку, в
Могилев. "Этот отъезд, пишет Дубенский, был неожиданный; многие
думали, что государь не оставит императрицу в эти тревожные дни. Вчера
прибывщий из Ялты генерал Спиридович говорил, что слухи идут о
намерении убить Вырубову и даже Александру Федоровну, что ничего не
делается, дабы изменить настроение в царской семье, и эти слова
верны".
Разговоры об ответственном министерстве уже были, Дубенский
предполагает, что произошло нечто, и царь вызвал Алексеева. Царь уехал
с тем, чтобы вернуться I марта.
В четверг, 23 февраля, в Петербурге начались волнения. В равных
частях города народ собирался с криками "хлеба". Появились красные
знамена с революционными надписями. Бастовало от 43 до 5о предприятий,
т.-е. от 78.500 до 87.500 рабочих. За порядком следила еще полиция, но
вызывались уже и воинские наряды.
Протопопов просил Хабалова выпустить воззвание к населению о том,
что хлеба хватит.
Хабалов пригласил пекарей и сказал им, что волнения вызваны не
столько недостатком хлеба; сколько провокацией, последний вывод он
сделал из донесения охранного отделения об аресте рабочей группы.
Запасы города и уполномоченного достигали 500.000 пудов ржаной и
пшеничной муки, чего, при желательном отпуске в 40.000 пудов, хватило
бы дней на 10-12. Хабалов потребовал от Вейса, чтобы он увеличил
отпуск муки. Вейс возражал, что надо быть осторожным, и доложил, что
лично видел достаточные запасы муки в пяти лавках на Сампсониевском
проспекте. Генерал для поручений Перцов, посланный Хабаловым, доложил,
что и в лавках на Гороховой мука есть.
В заседании Государственной Думы из членов правительства
присутствовали Риттих и Рейн. Впервые появился депутат Марков 2-й.
Происходили прения по продовольственному вопросу, председатель огласил
письмо Рейна о снятии им законопроекта об образовании ведомства
государственного здравоохранения. Социал-демократы и трудовики внесли
запрос о расчете рабочих на некоторых заводах.
День в Могилеве прошел спокойно.
В пятницу, 24 февраля, появилось объявление Хабалова: "За последние
дни отпуск муки в пекарни для выпечки хлеба в Петрограде производится
в том же количестве, как и прежде. Недостатка хлеба в продаже не
должно быть. Если же в некоторых лавках хлеба, иным, не хватило, то
потому, что многие, опасаясь недостатка хлеба, покупали его в запас на
сухари.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 18192021222324252627282930313233 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...' After a moment, he standing,
drinking water, she like a crystal witch over the caramel brew
bubbling like a prehistoric mudpot on the stove, she said, 'Oh, I must
light the pumpkins!' and she rushed to the living room to make the
pumpkins smile with light. He came after, smiling, 'I must get my
pipe.' 'Oh, the cider!' she had cried, running to the dining room.
'I'll check the cider,' he had said. But when he tried following she
ran to the bathroom and locked the door.
He stood outside the bathroom door, laughing strangely and
senselessly, his pipe gone cold in his mouth, and then, tired of the
game, but stubborn, he waited another five minutes. There was not a
sound from the bath. And lest she enjoy in any way knowing that he
waited outside, irritated, he suddenly jerked about and walked
upstairs, whistling merrily.
At the top of the stairs he had waited. Finally he had heard the
bathroom door unlatch and she had come out and life below-stairs and
resumed, as life in a jungle must resume once a terror has passed on
away and the antelope return to their spring.
Now, as he finished his bow-tie and put his dark coat there was a
mouse-rustle in the hall. Marion appeared in the door, all skeletons
in her disguise.
'How do I look, Papa?'
'Fine!'
From under the mask, blonde hair showed. From the skull sockets
small blue eyes smiled. He sighed. Marion and Louise, the two silent
denouncers of his virility, his dark power. What alchemy had there
been in Louise that took the dark of a dark man and bleached the dark
brown eyes and black hair and washed and bleached the ingrown baby all
during the period before birth until the child was born, Marion,
blonde, blue-eyed, ruddy-cheeked? Sometimes he suspected that Louise
had conceived the child as an idea, completely asexual, an immaculate
conception of contemptuous mind and cell. As a firm rebuke to him she
had produced a child in her own image, and, to top it, she had somehow
fixed the doctor so he shook his head and said, 'Sorry, Mr Wilder,
your wife will never have another child...