Читайте также:

Если я ошибаюсь, то дальнейшее чтение этого письма бесполезно. Я не стану здесь окунаться в тягчайшие подробности последних 60 лет...

   

Признаем: ее автор Дэн Браун (Dan Brown) породил легион рьяных последователей, убежденных, что Христос не был распят, что он ..

   

Вовсе нет, ты гордишься. Андрокл. Чем, любимая? Мегера. Всем. Тем, что превратил меня в рабыню, а себя в посмешище. Разве это честно? Из-за твоих смиренных речей да повадок, с..

   

Смотрите также:

Александр Блок - патология любви

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Александр Блок. Автобиография

Все статьи


Лирический герой А. А. Блока

Духовный путь Александра Блока

Стихотворение Блока (На железной дороге)

А. Блок—символист

Анализ стихотворения А. Блока Мне страшно с тобою встречаться

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 22 (прочитано 24%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рамзес», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти



Гучков надеялся, что армия, за
малыми исключениями, встанет на сторону переворота, сопровождаемого
террористическим актом (как лейб-кампанцы ХVIII века или студент с
бомбой), но не стихийного и не анархического, а переворота, подобного
заговору декабристов. Существовал план захватить императорский поезд
между Ставкой и Царским и вынудить у царя отречение; одновременно,
при помощи войск, арестовать правительство и затем уже объявить о
перевороте и о составе нового правительства. Среди офицеров были и
социалистически настроенные, готовые идти на республиканский строй, но
были также люди с принципиальными верованиями и симпатиями. "Отказа не
было", но требовалась глубочайшая осторожность, ибо преждевременное
раскрытие сделало бы невозможными дальнейшие шаги.
Так осторожно определяет настроение армии человек, с которым, по
его словам, говорил откровенно простой солдат и генерал. Другой знаток
армии, генерал Н. И. Иванов просто отказывается судить о ней, говоря;
"состав офицеров и солдат переменившийся в течение войны 4-6 раз, не
дает возможности судить, что представляют из себя те части, которые в
мирное время считались образцовыми".
Очень интересный документ представляет письмо какого-то раненого
"офицера русской армии", посланное из Москвы 25 января Протопопову
(копия Милюкову). Автор письма говорит, с одной стороны, что надо
"обуздать печать" и послать Милюковых и Максаковых в окопы, чтобы они
перестали работать на оборону и увидели, что такое война: легко им из
кабинета предлагать воевать "до победного конца". С другой стороны,
офицер считает, что нельзя продолжать войну и надо заключить мир, пока
нет ни победителей, ни побежденных. "Если мир не будет заключен в
самом ближайшем будущем, то можно с уверенностью сказать, что будут
беспорядки... Люди, призванные в войска, впадают в отчаяние... не из
малодушия и трусости, а потому что никакой пользы от этой борьбы они
не видят".
Таково было настроение разных слоев русского общества, когда
Родзянко поехал в Царское Село 10 февраля со своим последним
всеподданнейшим докладом (см. прил. VI в конце книги). Царь еще в
декабре очень сердился на Родзянко; новогодний прием отличался особой
сухостью. Последний же доклад, названный в газетах "высокомилостивым",
был, по словам Родзянко, "самый тяжелый и бурный". Царь, после
убийства Распутина, был заранее агрессивно настроен; императрица
"пылала местью", видя в каждом врага. В этот день у царя были великие
князья Александр Михайлович и Михаил Александрович; после Родзянки
1Цегловитов окончательно испортил дело своим докладом.
Когда Родзянко прочел доклад, царь сказал: "Вы все требуете
удаления Протопопова?" - "Требую, ваше величество; прежде я просил, а
теперь требую".



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 14151617181920212223242526272829 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Он думал, что дело музыки есть выражение чужой, разнообразной жизни, а
не одной своей, - своей мало, личное тело слишком узко для помещения в нем
предмета, представляющего вечный и всеобщий интерес, а не вечно жить - не
надо. И Сарториус выбирал среди встречных людей, кем ему стать из них, чтобы
узнать чужую тайну для музыки.
Воображение другой души, неизвестного ощущения нового тела на себе не
оставляло его. Он думал о мыслях в другой голове, шагал не своей походкой и
жадно радовался опустевшим и готовым сердцем. Молодость его туловища
превращалась в жадное вожделение ума.
Улыбающийся, скромный Ленин сторожил на площадях и улицах все открытые
дороги свежего, социалистического мира, - жизнь простиралась в даль, из
которой не возвращаются.
Одна миловидная девушка, с которой можно было бы прожить полжизни,
посоветовала Сарториусу съездить на Крестовский рынок - там иногда выносят
инструменты, она сама учится в музыкальном техникуме, только не по классу
скрипки. Сарториус хотел несколько минут превратиться в ее мужа, но прежде
поехал за скрипкой.

2

Крестовский рынок был полон торгующих нищих и тайных буржуев, в сухих
страстях и в риске отчаяния добывающих свой хлеб. Нечистый воздух стоял над
многолюдным собранием стоячих и бормочущих людей, - иные из них предлагали
скудные товары, прижимая их руками к своей груди, другие хищно приценялись к
ним, щупая и удручаясь, рассчитывая на вечное приобретение. Здесь продавали
старую одежду покроя девятнадцатого века, пропитанную специальным порошком,
сбереженную в десятилетиях на осторожном теле; здесь были шубы, прошедшие за
время революции столько рук, что меридиан земного шара мал для измерения их
пути между людьми. В толпе торговали еще и такими вещами, которые навсегда
потеряли свое применение - вроде капоров с каких-то чрезвычайных женщин,
украшений от чаш для крещения детей, сюртуков усопших джентельменов, брелков
на брюшную цепочку, урыльников доканализационного периода и прочего, - но
эти вещи шли среди местного человечества не как необходимость, а как валюта
жесткого качественного расчета...