Читайте также:

A rough woodenbench had been placed against the trunk; and on this Montanelli sat down.Arthur was studying philosophy at the university; and, coming to adiffic..

   

He had no time to leap, to fly, Never quite ran, the runaway. His star sign - Taurus - was up high Lapping the ice-cold Milky Way...

   

Где теперь, как нас мудрец наставил, Мертвый шар в пространстве раскален, Там в тиши величественной правил Колесницей светлой Аполлон...

   

Смотрите также:

Александр Блок. Автобиография

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

С.В. Ручко. Метафизическое основание творчества Блока

Все статьи


Анализ стихотворения А. Блока Мне страшно с тобою встречаться

Предчувствую Тебя... (Любовная лирика А. А. Блока)

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

А. Блок—символист

Анализ поэмы А.Блока Соловьиный сад

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 21 (прочитано 23%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рамзес», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти



Относительно Протопопова, который посетил ее, графиня
полагает, что "Россия, со времени исторических людей, не имела такого
сильного, мужественного, православно-религиозного человека, преданного
Царю и Родине", и находит, что он очень бодр, моложав и свеж на вид
(интересно отметить, что Протопопов, по собственному признанию,
посещал графиню Игнатьеву с тем, чтобы узнать, какие собрания у нее
происходят).
Далее приводится интересное мнение графини Игнатьевой о том, что не
следует увеличивать жалованья духовенству (тогда заседала комиссия под
председательством Питирима) потому, что все ассигновки, кроме военных,
должны быть сокращены, а священники очень хорошо обеспечены, и имели
бы еще больше доходов, если бы не ленились посещать частные дома с
молитвою в праздничные дни; предвыборной агитации священники тоже не
умеют вести, а политическое влияние на крестьян имеют "велосипедисты",
агитирующие среди крестьян "где-нибудь в поле" и раздающие им
"листочки" с заманчивыми обещаниями.
О настроениях армии рассказывает тот же Протопопов, который, не
доверяя сведениям контр-разведки, хотел восстановить в войсках
постоянную секретную агентуру, уничтоженную генералом Джунковским, о
чем и докладывал царю. Несмотря на согласие царя, департамент полиции
не успел завести постоянных сотрудников в армии; однако, до
Протопопова доходили сведения, что "настроение и там повышается". "Я
знал, пишет он, что в войсках читаются газеты преимущественно левого
направления, распространяются воззвания и прокламации; слышал, что
служащие Земского и Городского Союзов агитируют среди солдат; что
генерал Алексеев сказал царю: "Войска уже не те стали", намекая на
растущее в них оппозиционное настроение... Я думал, что настроение
запасных батальонов и других войск, стоявших в Петрограде, мне более
известно; считал благонадежными учебные команды и все войска, за
исключением частей, пополняемых из рабочей и мастеровой среды; жизнь
показала, что я и тут был не осведомлен... Я докладывал царю, что
оппозиционно настроены высший командный состав и низший; что в
прапорщики произведены многие из учащейся молодежи, но что остальные
офицеры консервативны; что офицеры генерального штаба полевели;
наделав в войне столько ошибок, они должны были покраснеть и
чувствовать, что после войны у них отнимутся привилегии по службе; что
оппозиция не искала бы опоры в рабочем классе, если бы войско было бы
революционно настроено. Царь, повидимому, был доволен моим докладом;
он слушал меня внимательно".
Лицом, заинтересованным в настроениях армии с другой стороны, был
Гучков, который полагал, что в конце года никого не приходилось
убеждать в том что, старый режим сгнил.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 13141516171819202122232425262728 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Почет, сразу наведший нас с Асей на верный след -- Толиных честных
глаз.
-- И с чего это, -- говорили мы, спускаясь и подымаясь, как по волнам,
по холмам, ведшим из Тарусы в наше Песочное, -- добро бы мы были княгини,
или старухи, или какие-нибудь знаменитые актрисы... Ведь не можем же мы им,
с нашими вихрами и локтями, правиться... Ведь, по существу, они должны нас
ненавидеть.
-- Просто выгнать -- за один вид. " -- А заметила, как одобряли, как на
каждое слово хихикали?..
-- Особенно отец.
-- Особенно мать.
-- А Толя сидел и обливался маслом. Ася, клянусь, что он облизывался.
Да: на тебя!
-- Гадости говоришь. Если облизывался, так уж конечно на тебя, потому
что меня ему по крайней мере, по самой крайней мере еще три года ждать. А
тебя только год.
Третья его связь с водою была баня. В Тарусе ли, в Москве ли, придешь в
званые гости, его сестра Нина, еще с порога:
-- А Толи еще нет. (Шепотом на ушко.) Он в бане. Просил вам не
говорить, но я уж по дружбе скажу.
И когда после бани, явно-распаренный и недаром распаренным голосом: --
"У вас голова Антиноя..." -- самое мягкое, что можно было отрезать: -- "Не
говорите глупости!"
-- Настоящий банный мужик, -- говорила Ася с негодованием, -- хотя я
банных мужиков никогда не видела. Ему бы мочалкой купцов скрести, а не
писать стихи про нереид...