Читайте также:

Так вот - во всей "Ю. С. Роботс" нет ни одного роботехника, который знал бы, что такое позитронное поле и как оно работает. И я не знаю...

   

Как оспой, ямами копыт Изрыты пастбища и долы. Немолчный топот, громкий стон, Визжат тачанки и телеги...

   

От нее, как в свое время от Пушкина, как во все времена от всех настоящих поэтов, не дождешься этой "розы". Разве что (как Пушкин: "на вот возьми ее скорей!") одарит она ее в шутку...

   

Смотрите также:

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Памяти Александра Блока

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Александр Блок - патология любви

Все статьи


«Скифы»

Пророчество поэта А. Блока

Моя любимая книга стихов Александра Блока

«Женские лики» в творчестве А. А. Блока

Образ России в лирике А. Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 20 (прочитано 22%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Двенадцать», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«К Дионису Гиперборейскому», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Незнакомка», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рамзес», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Роза и крест», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Соловьиный сад», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти



"С.-д. большевики, относясь к Рабочей Группе,
как к организации политически-нечистой" и не признавая Государственной
Думы, постановили решение группы не поддерживать; а создать движение
пролетариата собственными силами, приурочив выступление к 10 февраля,
т.-е., к годовщине суда над бывшими членами с.-д. фракции большевиков
Государственной Думы. В этот день предполагается всеобщая стачка...
С.-д. объединенцы (Междурайонный Комитет) и с.-д. меньшевики
(Центральная Инициативная Группа) вынесли решения, вполне аналогичные
с большевиками"...
Глобачев заключает свой доклад обещанием "со стороны вверенного ему
отделения принять все возможные меры к предотвращению и ослаблению
грядущих весьма серьезных событий".
9 февраля в газетах появилось объявление Хабалова петербургским
рабочим, сопровожденное воззванием Милюкова.
Кроме агентуры в рабочей, интеллигентской и обывательской среде,
существовали осведомители и в светском обществе. На двух листках от 28
января и от 10 февраля, сообщенных Васильевым Протопопову, содержатся
интересные данные о графине И. И. Шереметевой, рожденной графине
Воронцовой-Дашковой, которая считается "либеральной дамой";
"ее увлекла мысль создать у себя влиятельный либерально-
аристократический политический салон". Сообщается; что "слухи о
заговоре и чуть ли не декабристских кружках в среде офицеров
гвардейской кавалерии подтверждения не встречают". "Политических дам"
в Кавалергардском и Лейб-Гусарском полках нет. "Нечто подобное"-салон
жены бывшего кавалергарда г-жи Лазаревой; родной тетки причастного к
убийству Распутина Сумарокова-Эльстона; дом ее посещают кавалергарды,
а иногда Родзянко, который здесь делится своими думскими
впечатлениями. Кавалергарды и лейб-гусары несколько будируют на
разруху и на Царское Село. Они полагают, что убийством Распутина
вредные влияния не исчерпаны. Тяжело отражается на них и отсутствие
побед: они "закисли"; но данных о зреющем заговоре-- нет (впрочем, в
одной подобной же записке, без подписи от 25 января, указано-что
выясняются симптомы происходящей группировки офицеров гвардейских
полков. Так, в настоящее время, невидимому, "по определенному плану
используется отпуск офицеров гвардейской кавалерии"; следуют
подробности о лейб-гусарах, синих кирасирах и связях некоторых кругов
с Родзянко).
Среди депутатов-националистов, сообщается далее, разнесся слух, что
великий князь Дмитрий Павлович убит на фронте. Графиня Игнатьева
опровергает этот слух, так же, как и другие "злостные вымыслы-об
отречении Государя Императора от престола".
К предстоящей сессии Государственной Думы графиня Игнатьева
относится спокойно, не разделяя опасений правых о "грандиозном
скандале".



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 12131415161718192021222324252627 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
Главное - будьте снисходительны. И, как говорил зека Хамраев,
отправляясь на мокрое дело, - с Богом!../


Старый Калью Пахапиль ненавидел оккупантов. А любил он, когда пели
хором, горькая брага нравилась ему, да маленькие толстые ребятишки.
- В здешних краях должны жить одни эстонцы, - говорил Пахапиль, - и
больше никто. Чужим здесь нечего делать...
Мужики слушали его, одобрительно кивая головами.
Затем пришли немцы. Они играли на гармошках, пели, угощали детей
шоколадом. Старому Калью все это не понравилось. Он долго молчал, потом
собрался и ушел в лес.
Это был темный лес, издали казавшийся непроходимым. Там Пахапиль
охотился, глушил рыбу, спал на еловых ветках. Короче - жил, пока русские не
выгнали оккупантов. А когда немцы ушли, Пахапиль вернулся. Он появился в
Раквере, где советский капитан наградил его медалью. Медаль была украшена
четырьмя непонятными словами, фигурой и восклицательным знаком.
"Зачем эстонцу медаль?" - долго раздумывал Пахапиль.
И все-таки бережно укрепил ее на лацкане шевиотового пиджака. Этот
пиджак Калью надевал только раз - в магазине Лансмана.
Так он жил и работал стекольщиком. Но когда русские объявили
мобилизацию, Пахапиль снова исчез.
- Здесь должны жить эстонцы, - сказал он, уходя, - а ванькам, фрицам и
различным гренланам тут не место!..
Пахапиль снова ушел в лес, только издали казавшийся непроходимым. И
снова охотился, думал, молчал. И все шло хорошо.
Но русские предприняли облаву. Лес огласился криком. Он стал тесным, и
Пахапиля арестовали. Его судили как дезертира, били, плевали в лицо.
Особенно старался капитан, подаривший ему медаль.
А затем Пахапиля сослали на юг, где живут казахи. Там он вскоре и умер.
Наверное, от голода и чужой земли...
Его сын Густав окончил мореходную школу в Таллинне, на улице Луизе, и
получил диплом радиста.
По вечерам он сидел в Мюнди-баре и говорил легкомысленным девушкам:
- Настоящий эстонец должен жить в Канаде! В Канаде, и больше нигде...