Читайте также:

Синявский оказался на удивление добродушным и приветливым. Похожим на деревенского мужичка. Неловким и даже смешным. На кафедре он заметно преображается...

   

О первой посылке утверждалось, что она явствует из слов Комментатора в толковании третьей книги "О душе"; вторая, или меньшая, посыл..

   

. Что я, с ума сошел? Подожди, может, это ты со мной не хочешь?.. Тогда в чем дело?.. Ну вот еще, нашел чем шутить... Голова-то, да (держится за голову), естественно...

   

Смотрите также:

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Владимир Маяковский об А.Блоке

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Все статьи


Стихотворение Блока (На железной дороге)

«Дети страшных лет России»

Душа парила ввысь и там звезду нашла (По лирике А. А. Блока)

Пророчество поэта А. Блока

Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 14 (прочитано 15%)

«Роза и крест (К постановке в Художественном театре)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти




Далее сообщаются слухи о "национальной партии", образованной
Пуришкевичем, о резко намечающемся авантюризме наших доморощенных
"Юань-Шикаев", в липе Гучкова, Коновалова, князя Львова, стремящихся
использовать могущие неожиданно вспыхнуть "события" в своих личных
видах и целях и беззастенчивым провокационным образом муссирующих
настроение представителей авторитетных рабочих групп Военно-
Промышленных Комитетов.
"Общий вывод из всего изложенного": "если рабочие массы пришли к
сознанию необходимости и осуществимости всеобщей забастовки и
последующей революции, а круги интеллигенции-к вере в спасительность
политических убийств и террора", то это указывает на "жажду общества
найти выход из создавшегося политически ненормального положения",
которое с каждым днем становится все ненормальнее и напряженнее".
Следующий "совершенно секретный" доклад генерала Глобачева
относится к 26 января.
"Передовые и руководящие круги либеральной оппозиции, сообщается
здесь, уже думают о том, кому и какой именно из ответственных
портфелей удастся захватить в свои руки". При этом, "в данный момент
находятся в наличности две исключительно серьезные общественные
группы", которые "самым коренным образом расходятся по вопросу о том,
как разделить "шкуру медведя".
"Первую из этих групп составляют руководящие "дельцы"
парламентского прогрессивного блока, возглавляемые перешедший в
оппозицию и упорно стремящимся "к премьерству" председателем
Государственной Думы-шталмейстером Родзянко". Они окончательно
изверились в возможность принудить представителей Правительства уйти
со своих постов добровольно и передать всю полноту своей власти
думскому большинству, долженствующему насадить в России начала
"истинного парламентаризма по западно-европейскому образцу". Поэтому,
их задача состоит в том, чтобы "заручиться хотя бы дутыми директивами
"народа", для чего войти в сношение с "сохранившей свою революционную
физиономию, но в то же самое время явно отколовшейся от руководящих
кругов социалистического старого "Интернационала" рабочей группой".
"Дав время рабочей массе самостоятельно обсудить задуманное,
представители рабочей группы лично и через созданную ею особую
"пропагандистскую коллегию" должны организовать ряд массовых собраний
по фабрикам и заводам столицы и, выступая на таковых, предложить
рабочим прекратить работу в день открытия заседаний Государственной
Думы-14 февраля сего года-и, под видом мирно настроенной манифестации,
проникнуть ко входу в Таврический Дворец.



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 6789101112131415161718192021 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Он созерцал и слушал эту черную ночную стихию,
окружавшую его. Он понял, что час его близок. Сделав усилие, он сел немного
выше и, взяв с ночного столика все, что нужно для писания, стал медленно, но
твердо писать.
Он писал до рассвета. Он сделал последние государственные распоряжения
и выразил некоторые из своих предсмертных мыслей. Он сказал так: имя мое
переживет меня, люди будут поклоняться моим золотым и мраморным
изображениям, может быть, еще много веков, ибо в человеке великом или хотя
бы облеченном величием, мы чтим сосредоточенность тех высоких сил, что
заключены в некоторой мере в каждом из нас. Он сказал, что Сократ, призывая
человека к познанию "самого себя", имел в виду познание особенностей,
пороков или добродетелей, замключенных в человеке, но искание и пробуждение
в себе того "божественного", что есть истинная суть человека...