Читайте также:

) Да ведь это ректор! Мадам Хельсет. Верно - ректор! Ребекка. Нет, вот славно! Увидите, он к нам. Мадам Хельсет...

   

     Это не был брак по любви. Маркиз женился по настоянию друзей и, так какему было все равно, предоставил им выбор невесты; однако ни он, ни она ниразу об этом не пожалели...

   

Что он в эту минуту думает, не знает даже Чанг, лежащий на полу возле нетопленного камина, из которого всю ночь пахло морской свежестью. Чангу известно то..

   

Смотрите также:

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Владимир Маяковский об А.Блоке

Памяти Александра Блока

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Все статьи


«Дети страшных лет России»

Анализ стихотворения А. Блока Осенняя воля (комментарий к стихотворению).txt

Моя любимая книга стихов Александра Блока

История любви, рассказанная А. Блоком

А. Блок—символист

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Последние дни императорской власти», страница 13 (прочитано 14%)

«Роза и крест (К постановке в Художественном театре)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Последние дни императорской власти




Отмечаются: "успех крайне левых журналов и газет" ("Летопись",
"Дело", "День", "Русская Воля" и появление "Луча"), оппозиционные речи
"в самых умеренных по своим политическим симпатиям кругах";
доверчивость широких масс к Думе, которая еще недавно считалась
"черносотенной" и "буржуазной", разговоры о "мужестве Милюкова и
Родзянки" после 1 ноября.
"Озлобленное дороговизной и продовольственной разрухой большинство
обывателей - в тумане", питается "злостными сплетнями" о "Думской
петиции", об "организации офицеров, постановившей убить ряд лиц,
якобы, мешающих обновлению России".
"Неспособные к органической работе и переполнившие Государственную
Думу политиканы... способствуют своими речами разрухе тыла... Их
пропаганда, не остановленная Правительством в самом начале, упала на
почву усталости от войны; действительно возможно, что роспуск
Государственной Думы послужит сигналом для вспышки революционного
брожения и приведет к тому, что Правительству придется бороться не с
ничтожной кучкой оторванных от большинства населения членов Думы, а со
всей Россией".
"Резюмируя эти колеблющиеся настроения в нескольких словах, можно
сказать, что ожидаемый массами в феврале месяце роспуск
Государственной Думы не обязательно вызовет, но легко может вызвать
всеобщую забастовку, которая объединит в себе всевозможные
политические направления и которая, начавшись под флагом популярной
сейчас "борьбы за Думу", окончится требованием окончания войны,
всеобщей амнистии, всех свобод и пр.".
"В действующей армии, согласно повторным и все усиливающимся
слухам, террор широко развит в применении к нелюбимым начальникам, как
солдатам, так и офицерам". "Поэтому, слухи о том, что за убийство
Распутина-этой "первой ласточки" террора-начнутся другие "акты",-
заслуживают самого глубокого внимания... Нет в Петрограде в настоящее
время семьи так называемого "интеллигентного обывателя", где
"шепотком" не говорилось бы о том, что "скоро, наверное, прикончат
того или иного из представителей правящей власти" и что "теперь
такому-то безусловно не сдобровать". Характерный показатель того, что
озлобленное настроение пострадавшего от дороговизны обывателя требует
кровавых гекатомб из трупов министров, генералов... В семьях лиц,
мало-мальски затронутых политикой; открыто и свободно раздаются речи
опасного характера, затрагивающие даже Священную Особу Государя
императора".



Источник:


Страницы: (88) :  <<  ... 567891011121314151617181920 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

.....
Шагает, длинный, слегка гнутый, склонив голову, одиноко не спящий во всей
этой дикой горной глуши в столь поздний час, обреченный прожить в ней всю
свою жизнь, -- шагает куда, зачем?
Площадь, фонтан, грустный фонарь, словно единственный во всем мире и
неизвестно для чего светящий всю долгую осеннюю ночь...