Читайте также:

Многие дети выражают или по крайней мере изображают протест, а мне было хоть бы что. Я философствовал с ползунков. Из принципа настраивал себя против жизни...

   

- Сколько? - вдруг заинтересовался Григорий Борисович. - Очень много. Думаю, больше ста. И затем: - Вы под кроватью не смотрели?..

   

Он стал хозяином скалы и деревьев. У него появилась еще одна рука, да что я говорю... сотня рук! Где вы нашли Его. Ка самодовольно усмехнулся: - Я не нашел Его...

   

Смотрите также:

Владимир Маяковский об А.Блоке

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Александр Блок. Автобиография

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Александр Блок - патология любви

Все статьи


Анализ стихотворений Как тяжко мертвецу среди людей, Ночь, улица, фонарь аптека, Поэты, Друзьям Блока

Пророчество поэта А. Блока

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

Александр Блок и революция (Поэма Двенадцать)

«И идут без имени святого» (по поэме «Двенадцать»)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Песня судьбы», страница 34 (прочитано 92%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 35 (прочитано 39%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Песня судьбы



.. Дальше от него... дальше.

Герман (в бреду)

Куда? Все пути заметены...

Фаина

К самому сердцу прижму тебя, желанный. Слушай, слушай, бьется сердце,
просыпается сердце, запевает алая, жаркая кровь, слушай, слушай...

Герман (в бреду)

Слышу, звенит. Кони умчались. Открой лицо: я не помню тебя.

Фаина (в тоске)

Не смертью - жизнью дышу на тебя! (Она прикладывает горсть снега к его
лбу.) Милый мой. Желанный, целуй меня. Он зовет! Старый зовет! Властный
кличет! Целуй меня!

Герман

Что это? Визжат машины, умирают люди? Да, да: широкие площади, вереницы
огней... Это - город, огромный город... Серая башня... из башни кто-то
глядит на меня... Кто это? Ах, мать моя, мать. Она кивает. Что ты говоришь?
Мать моя! Не слышу...

Фаина

Проснись, родимый! Мать кличет!

Герман

Кто это? Ангел в белой одежде! Золотые пряди волос! Крылья за плечами!
Как сияет! в руках - лилия... лилия или свеча? Венчальная свеча! Елена!
Господи! Елена!

Фаина (в безумной тоске)

Проснись, Герман! Будет спать! Здесь я одна! Только проснись!

Герман

Она говорит: проснись, Герман. - Нет, нет: ей все равно, все равно...
Она показывает мне туда... Как там бело. Она кивает мне... уходит...
уходит... ушла... Больше нет ее. - Холодно. Какой блеск! Какие звуки! Что
это? Рог? Сухой треск барабанов! Вот он идет... идет герой - в крылатом
шлеме, с мечом на плече... и навстречу...

Фаина (совсем приникнув к нему)

Что видишь теперь? Что помнишь теперь?

Герман

Ты - навстречу - неизбежная? Судьба? Какие темные очи. Какие холодные
губы. Только не спрашивай ни о чем... Темно... Холодно. Не могу вспомнить...

Фаина поднимает голову Германа. Он смотрит на нее широко открытыми глазами.

Герман

Это все был сон? - Фаина! Ты знаешь дорогу?

Фаина (с небывалой тоской и нежностью)

Ты любишь меня?

Герман

Люблю тебя.

Фаина

Ты знаешь меня?

Герман

Не знаю.

Фаина

Ты найдешь меня?

Герман

Найду.

И внезапно, совсем вблизи, раздается победно-грустный напев, разносимый
вьюгой:
Только знает ночь глубокая,
Как поладили они.



Источник:


Страницы: (37) :  <<  ... 262728293031323334353637

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
Она могла задержать рыбу, но сколько-нибудь значительный улов разорвал бы
ее на куски.
- Признаться, я ничего не понимаю, - пожав плечами, заметил Чарли. -
Пусть он закинул всего пятьдесят футов сети, что из этого? Ему все равно
ее не вытащить, если мы двинемся за ним. И зачем он вообще явился сюда и
нагло попирает закон у нас на глазах? Да еще у самого города, в котором мы
живем.
В голосе Чарли послышались нотки обиды, и он несколько минут
продолжал горячо возмущаться бесстыдством Деметриоса Контоса.
Тем временем человек, о котором шла речь, сидел развалившись на корме
своей лодки и следил за поплавками. Когда в жаберную сеть попадается
большая рыба, поплавки, приходя в движение, тотчас дают об этом знать.
По-видимому, так случилось и сейчас, потому что Деметриос вдруг вытянул из
воды футов двенадцать сети и, прежде чем бросить в лодку, поднял кверху
крупного с блестящей чешуей лосося. Зрители на пристани наградили его
троекратным ура. Тут уж Чарли не вытерпел.
- Пошли, сынок! - обратился он ко мне.
Не теряя времени, мы вскочили в свою лодку и поставили парус. Толпа
громко закричала, предостерегая Деметриоса, и когда мы стремительно
понеслись вперед, то увидели, как он отсек свою сеть длинным ножом. Парус
на его лодке был мигом поднят и вскоре заполоскал на ветру в солнечном
свете. Рыбак бросился к корме, выбрал шкоты и лег на длинный галс курсом к
холмам Контра Коста.
К этому времени мы были уже не больше чем в тридцати футах от его
кормы. Чарли ликовал. Он знал, что наша лодка быстроходна, и не
сомневался, что мало найдется людей, способных сравниться с ним в умении
вести лодку. Он был уверен, что мы поймаем Деметриоса, и я разделял его
уверенность. Однако судьба, видимо, решила иначе.
Дул попутный ветер. Мы мягко скользили по воде, но Деметриос не спеша
все больше и больше удалялся от нас. Он не только шел быстрее, но держал к
ветру на какую-то долю румба круче, чем мы. Это особенно поразило нас,
когда он сделал поворот, минуя холмы Контра Коста, и, пройдя мимо нас на
другом галсе, оказался на добрую сотню футов впереди с наветренной
стороны...