Читайте также:

.. Скажете - нет? Помните май! Все могло быть по-другому... Ничего не было... Даже грустно. Вам не грустно? АСТАФЬЕВА. К чему это вы говорите?.. ТРЕТЬЯКОВ...

   

Облезлый клен Своей верхушкой черной Гнусавит хрипло В небо о былом. Какой он клен? Он прос..

   

Маленькая молекула тиотимолина крайне чувствительна к статистической вероятности. Если вы уверены, что прильете воду, она растворится заранее...

   

Смотрите также:

Тайна поэмы Двенадцать, или Ленин не мог быть другим.

Александр Блок - патология любви

Александр Блок. Автобиография

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Все статьи


Стихотворение Блока (На железной дороге)

Анализ стихотворения А. Блока Осенняя воля (комментарий к стихотворению).txt

«Скифы»

Без конца и без краю мечта! (По лирике А.А.Блока.)

Душа парила ввысь и там звезду нашла (По лирике А. А. Блока)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Песня судьбы», страница 26 (прочитано 69%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 35 (прочитано 39%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Песня судьбы




Слышите, - я должен был уйти из этого тихого дома, от этого безысходного
счастья! Потому что ветер открыл окно, монах пришел, сны приснились,
незнакомое ворвалось, - не знаю, не знаю...

Друг

Вы так горячо спорите, точно не уверены в себе или хотите оправдаться.
Я ведь не обвиняю вас, я приветствую вашу беспринципность...

Герман

Вы ничего не знаете, ничего! Я не один! Я ушел не во имя свое! Меня
позвал ветер, он спел мне песню, я в страшной тревоге, как перед подвигом!..
Сердце горит и ждет чего-то, о чем-то плачет, но уже торжествует, заранее
торжествует победу. И как будто вся вот эта необъятная ширь - заодно с моим
сердцем, тоже горит, и тоскует, и рвется куда-то со мной заодно!

Друг

О чем вы беспокоитесь, не понимаю. Вы страшно заняты собой, вы не
находите себе места, вы из кожи лезете, - к чему все это?

Герман (с возрастающей страстью)

Вы спрашиваете - к чему? Считайте меня за сумасшедшего, если хотите.
Да, может быть, я - у порога безумия... или прозрения! Все, что было, все,
что будет, - обступило меня: точно эти дни живу я жизнью всех времен, живу
муками моей родины. Помню страшный день Куликовской битвы. - Князь встал с
дружиной на холме, земля дрожала от скрипа татарских телег, орлиный клекот
грозил невзгодой. Потом поползла зловещая ночь, и Непрядва убралась туманом,
как невеста фатой. Князь и воевода стали под холмом и слушали землю: лебеди
и гуси мятежно плескались, рыдала вдовица, мать билась о стремя сына. Только
над русским станом стояла тишина, и полыхала далекая зарница. Но ветер угнал
туман, настало вот такое же осеннее утро, и так же, я помню, пахло гарью. И
двинулся с холма сияющий княжеский стяг. Когда первые пали мертвыми чернец и
татарин, рати сшиблись, и весь день дрались, резались, грызлись... А свежее
войско весь день должно было сидеть в засаде, только смотреть, и плакать, и
рваться в битву... И воевода повторял, остерегая: рано еще, не настал наш
час. - Господи! Я знаю, как всякий воин в той засадной рати, как просит
сердце работы, и как рано еще, рано!.. Но вот оно - утро! Опять -
торжественная музыка солнца, как военные трубы, как далекая битва... а я -
здесь, как воин в засаде, не смею биться, не знаю, что делать, не должен, не
настал мой час! - Вот зачем я не сплю ночей: я жду всем сердцем того, кто
придет и скажет: "Пробил твой час! Пора!"

В глубине парка мелькает черный платок Фаины. Дымятся утренние пруды. В
камышах поднимает голову разбуженный лебедь и кричит трубным голосом
навстречу восходящему солнцу.
Фаина идет. Движения ее неверны, точно ее захлестнуло смертной тоской, и нет
ей исхода, как грозовой туче; ее несет певучий, гнущий бурьян, утренний
ветер.



Источник:


Страницы: (37) :  <<  ... 18192021222324252627282930313233 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
В записках имеется маленькая хронологическая таблица главных
событий в истории торгового села Талдом, вот она:

Год 1901. Постройка железной дороги Москва -- Савелово.
1906. Начало мостовой в селе Талдом.
1907. Первый фонарь на улице села Талдом.
1912. Почта переезжает в собственное здание.
1920. Село Талдом переименовывается в город Ленинск условно,
если докажет свою экономическую и финансовую жизнеспособность.
1923. Электрификация города Ленинска.

Этой таблицей этапов цивилизации села Талдом заканчиваются
записки бывшего священника о. Михаила и в распоряжении
исследователя остается только устное предание и своя личная
догадка. Так, я догадываюсь, напр., что имя Ленинск, сменившее
корявое Талдом (уроженец этого края Салтыков-Щедрин не из него
ли создал свой Глупов?), дорого стоило местным гражданам,
претерпевшим из-за городского устройства очень большое
обложение, иначе как же об'яснить, что товары в Ленинске стоят
много дороже, чем в Москве и Кимрах, сохранивших свое прежнее
наименование. Местные идеалисты говорили мне, что более легкое
обложение в Кимрах об'ясняется более интеллигентным составом
Кимрского Исполкома, но это, по-моему, старая погудка о роли
интеллигенции, а собака зарыта не тут. И правда, на вопрос мой
о благодетельной роли кимрской интеллигенции один из
представителей Ленинской власти ответил: "ничего подобного".

Контакт с волчками.

Оставляя местную историю и переходя к описанию современного
быта, я рекомендую своим московским читателям, желающим купить
недорого дамские башмаки, отправиться с первым утренним
трамваем на Савеловский вокзал, найти там вблизи быв. трактир
Кабанова, занять там столик и за чаем дожидаться прибытия
поезда из Ленинска...