Читайте также:

Итак, под черемухой, сидя на скамейке и двух вынесенных из дома стульях, расположились Габидулин, Михалев, Варя и Евгения...

   

.. Я думаю, что, когда на все и вся снизойдет великая тишина, музыка наконец восторжествует. Когда все снова всосется в матку времени, хаос вернется на землю, а хаос -- партитура действительности...

   

Фирсов умылся в ручье и прополоскал рот, а потом пошел скорее дальше; дом его отца уже был близко, и к вечеру можно успеть дойти до него...

   

Смотрите также:

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Памяти Александра Блока

Владимир Маяковский об А.Блоке

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Все статьи


«Страшный мир» в лирике А. А. Блока

Душа парила ввысь и там звезду нашла (По лирике А. А. Блока)

История любви, рассказанная А. Блоком

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

Лики страшного мира в поэзии Александра Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Песня судьбы», страница 21 (прочитано 56%)

«Балаганчик», закладка на странице 7 (прочитано 86%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 35 (прочитано 39%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Песня судьбы



..

Старуха

Что ты, что ты, господь с тобой...

Фаина

Смотри, старуха: видишь, какой стоит? На щеке - черная полоса. С нами
крестная сила! Не хочу такого!.. Не хочу!.. (Герман делает шаг вперед.)
Смотри, идет, идет... Ах, вот что! (Ее глаза загораются гневом; она
оборачивается.) Кто тебя впустил?

Герман

Сам пришел.

Фаина

Как же ты посмел?

Герман

Хочу смотреть на тебя.

Фаина

Хочешь - ударю еще?

Герман

Бей.

Фаина (встает)

Вот какой ты? Кто же ты такой?

Герман

Человек.

Фаина

Человек? В первый раз слышу. - У тебя лицо в крови.

Герман

У меня - сердце в крови.

Фаина

Так ты - человек? Хорошо, посмотрим. (Она берет его за руку и с минуту
пристально смотрит ему в глаза; он выдерживает взгляд этих огромных,
безумных и втайне печальных глаз.) Влюбился? А если мне с тобой скучно
станет?

Герман

Скучно станет - прогонишь. - Я много понял. Тут все только и
начинается. С тех пор, как ты ударила меня бичом.

Фаина (с улыбкой)

Что начинается-то? Как влюбился... а за что? Я своего лица не люблю:
видишь, какая я усталая, бледная. В меня только издали влюбляются. - А
подойдут, и сейчас прочь отойдут. Да разве в меня можно влюбиться? Я -
случайная.

Герман

Ты - вечная. Как звезда.

Фаина (смеется)

Как звезда. Звезда падучая... Ну, прости, что я тебя ударила... иди...

Герман

Куда я пойду?

Фаина задумалась. Герман отходит к двери.

Фаина

Куда ты?

Герман

Ты велела уйти.

Фаина (встает)

А может быть, я все неправду сказала! Ты думаешь, правда, я не люблю
своего лица? Думаешь, мало мне руки целовали? Миллион раз. Только я - не
хочу. Мне надо просто, ласково. Как молитва. Никто не достоин!

Герман (тихо)

Прощай.

Фаина

Постой. Ты боишься меня? Подойди... вот сюда... сюда... У тебя в глазах
что-то.



Источник:


Страницы: (37) :  <<  ... 13141516171819202122232425262728 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Но на джонках - ни души, ни малейших признаков жизни.
Мы сразу смекнули, в чем дело. Дожидаясь отлива, когда легче будет
поднять со дна тяжелые сети, китайцы улеглись спать в своих джонках. Это
было нам на руку, и мы живо разработали план нападения.
- Пусть каждый из твоих ребят прыгнет в джонку, - шепнул мне Ле Грант
с речного парусника. - А к третьей джонке пришвартуйся ты сам. Мы поступим
точно так же, и провалиться мне на этом месте, если мы не захватим по
крайней мере шесть джонок.
Мы разделились. Я положил "Северного оленя" на другой галс, обогнул
одну из джонок с подветренного борта, взял грот к ветру и, теряя скорость,
прошел мимо кормы джонки, почти вплотную к ней и притом так медленно, что
один из патрульных без труда спрыгнул в нее. Тогда я отвел "Северного
оленя" в сторону, забрал ветер и направил шлюп к соседней джонке.
До сих пор все было тихо, но вот на первой джонке, захваченной
парусником с реки Колумбия, грянул пистолетный выстрел, потом снова
послышался крик.
- Все пропало! Это они предупреждают своих, - сказал Джордж, стоявший
рядом со мной в кокпите.
Мы были уже в самой гуще джонок, где тревога распространялась с
непостижимой быстротой. На палубы выскакивали сонные полуголые китайцы.
Над тихой водой пронеслись предостерегающие крики и проклятия, кто-то
громко затрубил в раковину. Я видел, как справа от нас главный на джонке
обрубил топором швартовы и бросился помогать команде ставить огромный,
диковинный парус. Но слева, на другой джонке, китайцы еще только
высовывали головы наружу, и я, повернув шлюп, подошел к ней так, чтобы
Джорджи мог спрыгнуть на палубу.
Теперь уже все джонки обратились в бегство. Кроме парусов, они
пустили в ход длинные весла и рассыпались по всему заливу. Я остался один
на "Северном олене" и лихорадочно высматривал добычу. Первая моя попытка
оказалась очень неудачной, потому что китайцы выбрали шкоты, и джонка
быстро оставила меня за кормой...