Читайте также:

Счастливее в этом отношении оказался Лопе де Вега. Молодой ученый Д. К. Петров с неутомимым вниманием изучил многообразный мир художественного его тв..

   

остью изменившиеся, мы видим целыми и невредимыми, как когда-то, и далекие горы, взморья, которые мы видели в поездках десятки лет назад, мы снова находим во всей их св..

   

Национальное самолюбие голландцев видело в нем современного Митридата, угрожающего их республике. Народ питал к де Виттам двойную неприязнь...

   

Смотрите также:

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Памяти Александра Блока

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Владимир Маяковский об А.Блоке

Александр Блок - патология любви

Все статьи


«Скифы»

Образ России в лирике А. Блока

Анализ стихотворения Россия А. Блока

«Женские лики» в творчестве А. А. Блока

Страшный мир! Он для сердца тесен! (По лирике А.А.Блока)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Незнакомка», страница 17 (прочитано 100%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Нелепый человек», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Незнакомка




Эпиграфы к драме взяты из романа Достоевского "Идиот". Текст эпиграфов
относится к главной героине романа Настасье Филипповне.
Рукописное заглавие драмы - "Три видения" - помогает увидеть в
"Незнакомке" перекличку с поэмой Вл. Соловьева "Три свидания",
рассказывающей о чудодейственных явлениях герою олицетворенного идеала
красоты, мудрости и абстрактной "женственности". Сопоставление эпиграфов из
Достоевского с таким обращением к Вл. Соловьеву дает понять, что драма
предлагает не повторение мотивов "Прекрасной Дамы", а антитезу им (ср.
воспоминания о Блоке Н. А. Павлович, Блоковский сборник, Тарту, 1964, стр.
485).
К драме "Незнакомка" Блок приходит через "Балаганчик". Как и
"Балаганчик", эта драма тесно связана также с более ранним одноименным
стихотворением, необычайно дорогим Блоку.
"Дьявольский", но возвышенный женский образ в стихотворении
"Незнакомка" многие понимали как поэтизацию ресторанной "дамы полусвета", и
в своей драме (см. также доклад "О современном состоянии русского
символизма", т. 5 наст, издания) Блок обнажает важную для него антитезу
"быта" и "запредельности". Для взаимоотношений Блока с его окружением крайне
характерно, однако, что драму, исключающую "пикантное" толкование образа
Незнакомки, публика встретила сравнительно холодно (см. также примечания к
стихотворениям "Незнакомка" в т. 2 и "В ресторане" в т. 3 наст. издания).
Такую судьбу драмы определило, возможно, и углубление блоковской
сатиры. В имевшем шумный успех "Балаганчике" социальныи, а не только
кружковый пафос ощущался лишь немногими, а в "Незнакомке"
социально-критическая тенденция очевидна. Интересно в связи с этим резкое
изменение роли масок у Блока. Традиционные образы Арлекина - Пьеро -
Коломбины поднимали коллизии "Балаганчика" до уровня мировой драмы. В
"Незнакомке" же "вылитый Верлэн" и "вылитый Гауптман", которых автор увидел
в завсегдатаях ресторана как бы глазами "не чуждого культуре" обывателя,
выполняют обратную функцию. Эти уподобления тоже являются своеобразными
театральными "масками" и имеют даже более прямое, чем маски "Балаганчика",
"литературное" происхождение. Но задача этих "масок" - предельно снизить
образ "цивилизованного горожанина" (культура которого, впрочем, не только
опошляла "антибуржуазные" ценности декадентского искусства, но по иронии
судьбы сама была питательной почвой для декаданса). Осознавая "Незнакомку"
как преддверие к своим произведениям отчетливо общественной проблематики,
Блок говорил: "Если б я не написал "Незнакомку" и "Балаганчик", не было бы
написано и "Куликово поле" (см. воспоминания о Блоке С. Соловьева в книге
"Письма Александра Блока". Л., 1925, стр. 36).

С. Небольсин

Оригинальный текст книги: .



Источник:


Страницы: (17) :  <<  ... 91011121314151617

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... За месяц до выборов к нему явилась депутация вегетарианского кружка и предложила баллотироваться от их организации. В кружке целых двенадцать человек, и они очень популярны. Кружок будет его поддерживать, выберет почетным членом, и все это обойдется только в двести крон. Блажей напоил депутацию коньяком и выставил ее за дверь. С этого вечера у него начались головные боли, и перед сном он долго щипал себя за нос и твердил придушенным голосом: "Нос, носа, носу, нос, о носе, с носом..." Утром он нашел на дверях пять разноцветных плакатов. Блажей прочел их, и ему вдруг захотелось мяукать. Помяукав с полчаса, он содрал плакаты и с жутким смехом повалился на кушетку. Через часок он выглянул на крыльцо и увидел, что дверь и вся передняя стена дома залеплены избирательными плакатами. Блажей уставился на них. В глазах у него зарябило и плакаты слились в какой-то необыкновенный цвет. Блажей стал подергивать плечами, прищелкивать пальцами и восклицать: - Вкушайте манну небесную. Щелкает бич возмездия. Лисички-сестрички... Потом заперся в комнате ж запрыгал через, кресла, причем ему казалось, что кто-то кричит в углу: "Крапиве мороз не страшен!". Раздался звонок. Блажей побежал отворить. Кто-то сунул ему в руки разноцветные бумажки. Это были листовки. Блажей машинально поблагодарил и стал читать: "Твердо полагаясь на неутомимую энергию кандидата Обалки, мы убеждены, что только этот безупречный человек способен отстоять наши интересы..." Через четверть часа новый звонок - и снова листовки: "Избиратели! Те из вас, которые сумеют полностью оценить энергию кандидата Танина, отдадут свои голоса только ему..." Чтение прервал звонок. На этот раз зеленые листки: "Милостивый государь! Вы, безусловно, принадлежите к лучшим сынам нашей родины и желаете ей процветания. Деятелем, который неутомимо и упорно работает на этом поприще, является кандидат Укршинский..." Блажей с ужасом обнаружил свою подпись на всех трех листовках. Его имя стояло в графе "Члены Клуба избирателей". Разразившись судорожным смехом, он открыл клетку и выпустил канарейку в окно. Затем пятью выстрелами из револьвера изрешетил портрет своего бывшего шефа, приговаривая; - Гей, на кичку, гип, гип, селям-алейкум, катись кувырком...