Читайте также:

шная; двоих малолетних детей ее убили бомбой, когда она уходила с ними из города, а муж пропал без вести на земляных работах, и она вернулась обратно, чтобы схоронить детей ..

   

Сейчас отвалю. Червонцев пятьдесят, как этому гусю уже отвалил!.. Возьмешь, вырежешь... (Телефон.) Да?.. Контрамарок не даем. Да. (Кладет трубку.) Вот типы! Возьмешь...

   

Чеснок -- яблочку Неровня. Аю-раюшки Раевна. Речка -- зыбь, Речка -- рябь, Рукой -- рыбоньки Не лапь...

   

Смотрите также:

Владимир Маяковский об А.Блоке

Александр Блок - патология любви

Александр Блок. Автобиография

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Все статьи


Лирика Александра Блока

Лики страшного мира в поэзии Александра Блока

Анализ стихотворения А. Блока Мне страшно с тобою встречаться

Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева

Лирический герой А. А. Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Король на площади», страница 21 (прочитано 100%)

«Балаганчик», закладка на странице 1 (прочитано 0%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Король на площади




Драматические произведения Блока печатаются в настоящем издании по т. 4
Собрания сочинений А. Блока в 8 томах с проверкой и правкой по сборнику
"Театр" 1918 года (и правленной Блоком корректуре этого издания, Институт
русской литературы АН СССР, Ленинград) и ряду разрозненных публикаций
1918-1921 годов.


Король на площади

Печатается по тексту сборника "Театр" (1918). По сравнению с
"Балаганчиком" автобиографизм "Короля на площади" (главный компонент пьесы,
как лирической драмы) необычайно емок. Это и интимно-лирические мотивы
исповедального характера, и чисто художественное развитие тем более ранней
лирики, и отзвуки историко-философских раздумий Блока. Так, Поэт в его
отношении к Зодчему и Дочери Зодчего - в известном смысле автопортрет самого
художника в его духовных связях с Д. И. Менделеевым и Л. Д.
Менделеевой-Блок. Образ Дочери Зодчего, в финале получающей
многозначительное имя "Она", тесно связан с мотивами, идущими от культа
Прекрасной Дамы. В социальном мышлении поэта в "Короле на площади" нашли
отклик библейские учения о "конце света" и жестоком суде над греховным
человечеством. Это особенно заметно в финале драмы, где сосредоточены
образы, явно связанные с такими стихотворениями Блока (из первого тома
лирики), как "Все ли спокойно в народе? - Нет. Император убит..." и "Плачет
ребенок. Под лунным серпом...": угрозы Шута толпе "буду пасти вас, стада
мои, жезлом железным", зловещий хохот Шута, многозначительная ремарка
"Плачет ребенок" и, наконец, сама гибель Короля. При этом ирония, с которой
Блок преподносит "апокалиптическую" тему читателю через образ Шута,
характеризует отношение художника именно к "публике", а не к этой теме. В
свою очередь, в позднейшей лирике Блока были использованы и художественные
решения самой драмы. Так, оптимистическая нота в эпизоде, где "Она" говорит
Королю о вверенной ей власти над народом, повторена, при сходной образности,
в стихотворении 1914 года:

Он занесен - сей жезл железный -
Над нашей головой. И мы
Летим, летим над грозной бездной
Среди сгущающейся тьмы.

Но чем полет неукротимей.
Чем ближе веянье конца,
Тем лучезарнее, тем зримей
Сияние Её лица...

Заключительные слова Зодчего ("Вас накормит Тот...") не менее отчетливо
ассоциируются с финалом блоковской поэмы "Двенадцать".
Мотивы же "разрушения истории" со временем сменяются у Блока более
трезвой и гуманной идеей власти человека над историей (см. предисловие к
поэме "Возмездие" в т. 3 наст. издания).

С. Небольсин

Оригинальный текст книги: .



Источник:


Страницы: (21) :  <<  ... 131415161718192021

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Таким образом
из шести
комнат осталось три. В одной он поселился сам с удостоверением, что
у него
порок сердца, а между оставшимися двумя комнатами (гостиная и кабинет)
снял
двери, превратив их в странное двойное помещение.
Это не была одна комната, потому что их было две, но и жить
в них, как
в двух, было невозможно, тем более что в первой (гостиной)
непосредственно
под статуей голой женщины и рядом с пианино поставил кровать и,
призвав их
кухни Сашу, сказал ей:
- Тут будут приходить эти. Так скажешь, что спишь здесь.
Саша заговорщически усмехнулась и ответила:
- Хорошо, барин.
Дверь кабинета он облепил мандатами, из которых явствовало, что
ему -
юрисконсульту такого-то учреждения полагается "добавочная площадь".
На
добавочной площади он устроил такие баррикады из двух полок с
книгами,
старого велосипеда без шин, и стульев с гвоздями, и трех карнизов,
что даже
я, отлично знакомый с его квартирой, в первый же визит, после
приведения
квартиры в боевой вид, разбил себе оба колена, лицо и руки и
разорвал сзади
и спереди пиджак по живому месту.
На пианино он налепил удостоверение, что Зинаида Ивановна -
учительница
музыки, на двери ее комнаты удостоверение, что она служит в
Совнархозе, на
двери кузена, что тот секретарь. Двери он стал отворять сам
после 3-го
звонка, а Саша в это время лежала на кровати возле пианино.
Три года люди в серых шинелях и черных пальто, объеденных
молью, и
девицы с портфелями и в дождевых брезентовых плащах рвались в
квартиру, как
пехота на проволочные заграждения, и ни черта не добились. Вернувшись
через
три года в Москву, из которой я легкомысленно уехал, я застал все
на прежнем
месте...