Читайте также:

Конференция продлится до 16 ноября".      Конференция состоялась в Политехническом институте...

   

О них и нас. 24 сентября 1913 Генералам двадцатого года Сергею Вы, чьи широкие шинели Напоминали паруса, Чьи шпоры весело звенели И голоса,..

   

Уголовный рубеж не перейден, а разбой бескровный, а обида душевная - в этих губах, изогнутых по-блатному, в разговорах наглых..

   

Смотрите также:

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Владимир Маяковский об А.Блоке

Александр Блок. Автобиография

Анна Ахматова. Воспоминания об Александре Блоке

Илья Эренбург. Об Александре Блоке

Все статьи


Анализ стихотворения Россия А. Блока

«Женские лики» в творчестве А. А. Блока

Анализ стихотворения А. Блока Мне страшно с тобою встречаться

Лирика Александра Блока

Поэмы Александра Блока

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Балаганчик», страница 8 (прочитано 100%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Балаганчик



Соловьева оказалась жена поэта Л. Д.
Менделеева-Блок. Об этих сторонах блоковского замысла рассказывают
воспоминания о Блоке Андрея Белого (в журнале "Эпопея", NN 1-Ъ за 1922-1923
годы) и записки Е. Иванова (Блоковский сборник, Тарту, 1964), а также
неопубликованные воспоминания Л. Д. Блок "И были и небылицы о Блоке и о
себе", хранящиеся в Центральном государственном архиве литературы и
искусства - ЦГАЛИ - в Москве.
Блок выступает критиком "московских мистиков" и наивного юношеского
культа "Девы" не только с позиции чисто личного опыта. В "Балаганчике"
отразилось обострившееся в то время внимание Блока к историческому и
общественному. "Балаганчиком" запечатлено кратковременное обращение Блока к
выдвигавшимся тогда его другом Г. Чулковым идеям т. н. "мистического
анархизма" и даже некоторое организационное сближение с "мистическими
анархистами" через участие в альманахе "Факелы", где в апреле 1906 года и
был опубликован текст пьесы (ср. введенные Блоком в текст выкрики "Факелы!
Факелы!" в финале действия). О "мистическом анархизме" как родившейся под
влиянием революции 1905 года философии "абсолютной свободы" и "разрушения
истории" Г. Чулков рассказывает в книге воспоминаний "Годы странствий" (М.,
1930, стр. 74, 85-87, 135-136). Балаганом оказывается у Блока и мистический
ажиотаж "соловьевцев", позировавших "тайным" характером и" культа,
недоступностью их знания для "непосвященных", и общая атмосфера в русском
"просвещенном обществе" того времени (в частности, чаяния конституционных
перемен). При этом Блок идет даже на пародирование своих собственных
образов, на которых без всякого сарказма строится поэма того же времени "Ее
прибытие" (т. 2 наст, издания). Социальность в духе Г. Чулкова не является,
однако, ведущим элементом в содержании "Балаганчика" - пьесы многозначной и
многоплановой по самому замыслу. От "мистического анархизма" Блок вскоре
уходит к исторнко-патриотической теме Родины (в драме "Песня Судьбы" и
стихотворениях третьей книги). См. также примечания к пьесам "Король на
площади" и "Незнакомка".

С. Небольсин

Оригинальный текст книги: .



Источник:


Страницы: (8) : 12345678

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
Не успела она их проглотить, как с великой приятностью почувствовала,
что они тают у нее внутри и растекаются по всему телу, и, к вящей своей
радости, заметила, что сама стала прозрачной и вся светится. Давно уже
уверяли ее, будто подобное явление возможно, однако она сомневалась, сколь
продолжительным может быть такое свечение, и посему, побуждаемая
любопытством и желанием получить уверенность на будущее время, выползла из
расселины, дабы выяснить, кто выбросил в пропасть такое чудесное золото. Она
не нашла никого; но как же приятно было ей, проползая среди трав и кустов,
любоваться на себя и на тот прелестный свет, который она озаряла молодую
зелень. Листья казались смарагдами, а цветы дивно светились. Напрасно
исползала она дикие скалы, так никого и не найдя; как же зато вспыхнула в
ней надежда, когда, взобравшись наверх и оглядевшись, она завидела вдали
какое-то сверкание, похожее на тот свет, что излучала сама. "Неужели я
наконец обрела себе подобных!" - воскликнула она и поспешила туда. Невзирая
на трудности, переползала она через болота, пробиралась сквозь заросли
тростника, ведь хотя всего отрадней была ей привычная жизнь на сухих горных
лугах или в расселинах высоких скал, хотя всего охотнее лакомилась она
душистыми травами, утоляла жажду вкусной росой и прохладной родниковой
водой, все же ради милого ее сердцу золота, ради надежды сохранить навсегда
обретенное ею великолепное сияние она согласна была на все, что бы от нее ни
потребовалось.
Изнемогая от усталости, добралась она наконец до сырой низины, поросшей
осокой, где весело плясали уже знакомые нам блуждающие огоньки. Она
устремилась к ним, поздоровалась и выразила свою радость от встречи со столь
приятными господами, да к тому же еще ее родичами...