Читайте также:

В тот день умерли двое, на следующий день - трое, потом количесво смертных случае подскочило до восьми. Любопытно было наблюдать, как мы это воспринимали...

   

ть Твой выстраданный идеал чернить, Ловушкой делать, приводить в негодность, А ты еще готов его чинить; Когда согласен на орла и решку Поставить все и тотчас проиграть,..

   

Подумать только, день-деньской на ногах, пожимаешь руки, произносишь речи или того хуже - слушаешь их сам! Кричишь "ура" королю и родине и салютуешь флагу, пока рука не онемеет!..

   

Смотрите также:

А. Федоров. Путь Блока-драматурга

Александр Блок. Автобиография

Владимир Маяковский об А.Блоке

Евгений Евтушенко. Александр Блок (Строфы века)

Александр Блок - патология любви

Все статьи


Анализ стихотворения Россия А. Блока

Страшный мир! Он для сердца тесен! (По лирике А.А.Блока)

Гражданственность поэзии А.Л.Блока

Александр Блок и революция (Поэма Двенадцать)

Анализ стихотворения А. Блока О доблестях, о подвигах, о славе... (адресовано жене)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Балаганчик», страница 3 (прочитано 29%)

«Возмездие», закладка на странице 2 (прочитано 5%)

«Действо о Теофилеt», закладка на странице 11 (прочитано 77%)

«Король на площади», закладка на странице 12 (прочитано 55%)

«Незнакомка», закладка на странице 9 (прочитано 50%)

«О любви, поэзии и государственной службе», закладка на странице 5 (прочитано 67%)

«Песня судьбы», закладка на странице 4 (прочитано 8%)

«Последние дни императорской власти», закладка на странице 26 (прочитано 29%)

«Рамзес», закладка на странице 3 (прочитано 15%)

«Роза и крест», закладка на странице 13 (прочитано 30%)

«Рыцарь-монах», закладка на странице 4 (прочитано 60%)

«Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание», закладка на странице 12 (прочитано 15%)

«Стихотворения. Книга первая (1898-1904)», закладка на странице 13 (прочитано 24%)

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)», закладка на странице 12 (прочитано 17%)

«Стихотворения. Книга третья (1907-1916)», закладка на странице 13 (прочитано 20%)

«Шуточные стихи и сценки», закладка на странице 5 (прочитано 80%)

«Александр Блок. Из записных книжек и дневников», закладка на странице 13 (прочитано 44%)

«Владимир Соловьев и наши дни», закладка на странице 2 (прочитано 33%)

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения», закладка на странице 3 (прочитано 40%)

«Из объяснительной записки для Художественного театра», закладка на странице 2 (прочитано 20%)

«Франц Грильпарцер. Праматерь», закладка на странице 10 (прочитано 12%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Балаганчик



Он не измерил глубин и не приготовился
встретить покорно Бледную Подругу в последний час. Простим великодушно
простеца. (Обращается к Пьеро.) Брат, тебе нельзя оставаться здесь. Ты
помешаешь нашей последней вечере. Но, прошу тебя, вглядись еще раз в ее
черты: ты видишь, как бела ее одежда; и какая бледность в чертах; о, она
бела, как снега на вершинах! Очи ее отражают зеркальную пустоту. Неужели ты
не видишь косы за плечами? Ты не узнаешь смерти?

Пьеро
(по бледному лицу бродит растерянная улыбка)

Я ухожу. Или вы правы, и я - несчастный сумасшедший. Или вы сошли с
ума - и я одинокий, непонятый вздыхатель. Носи меня, вьюга, по улицам! О,
вечный ужас! Вечный мрак!

Коломбина
(идет к выходу вслед за Пьеро)

Я не оставлю тебя.

Пьеро остановился, растерян. Председатель умоляюще складывает руки.

Председатель

Легкий призрак! Мы всю жизнь ждали тебя! Не покидай нас!

Появляется стройный юноша в платье Арлекина. На нем серебристыми
голосами поют бубенцы.

Арлекин
(подходит к Коломбине)

Жду тебя на распятьях, подруга,
В серых сумерках зимнего дня!
Над тобою поет моя вьюга,
Для тебя бубенцами звеня!

Он кладет руку на плечо Пьеро.- Пьеро свалился навзничь и лежит без
движения в белом балахоне. Арлекин уводит Коломбину за руку. Она улыбнулась
ему. Общий упадок настроения. Все безжизненно повисли на стульях. Рукава
сюртуков вытянулись и закрыли кисти рук, будто рук и не было. Головы ушли в
воротники. Кажется, на стульях висят пустые сюртуки. Вдруг Пьеро вскочил и
убежал. Занавес сдвигается. В ту же минуту на подмостки перед занавесом
выскакивает взъерошенный и взволнованный автор.

Автор

Милостивые государи и государыни! Я глубоко извиняюсь перед вами, но
снимаю с себя всякую ответственность! Надо мной издеваются! Я писал
реальнейшую пьесу, сущность которой считаю долгом изложить перед вами в
немногих словах: дело идет о взаимной любви двух юных душ! Им преграждает
путь третье лицо; но преграды наконец падают, и любящие навеки соединяются
законным браком! Я никогда не рядил моих героев в шутовское платье! Они без
моего ведома разыгрывают какую-то старую легенду! Я не признаю никаких
легенд, никаких мифов и прочих пошлостей! Тем более - аллегорической игры
словами: неприлично называть косой смерти женскую косу! Это порочит дамское
сословие! Милостивые государи...

Высунувшаяся из-за занавеса рука хватает автора за шиворот. Он с
криком исчезает за кулисой. Занавес быстро раздергивается. Бал. Маски
кружатся под тихие звуки танца. Среди них прогуливаются другие маски,
рыцари, дамы, паяцы.



Источник:


Страницы: (8) : 12345678

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...
То ли дело Европа?
Там тебе не вот эти хаты,
Которым, как глупым курам,
Головы нужно давно под топор...

З а м а р а ш к и н

Слушай, Чекистов!..
С каких это пор
Ты стал иностранец?
Я знаю, что ты еврей,
Фамилия твоя Лейбман,
И черт с тобой, что ты жил
За границей...
Все равно в Могилеве твой дом.

Ч е к и с т о в

Ха-ха!
Нет, Замарашкин!
Я гражданин из Веймара
И приехал сюда не как еврей,
А как обладающий даром
Укрощать дураков и зверей.
Я ругаюсь и буду упорно
Проклинать вас хоть тысячи лет,
Потому что...
Потому что хочу в уборную,
А уборных в России нет.
Странный и смешной вы народ!
Жили весь век свой нищими
И строили храмы божие...
Да я б их давным-давно
Перестроил в места отхожие.
Ха-ха!
Что скажешь, Замарашкин?
Ну?
Или тебе обидно,
Что ругают твою страну?
Бедный! Бедный Замарашкин...

З а м а р а ш к и н

Черт-те что ты городишь, Чекистов!

Ч е к и с т о в

Мне нравится околесина.
Видишь ли... я в жизни
Был бедней церковного мыша
И глодал вместо хлеба камни.
Но у меня была душа,
Которая хотела быть Гамлетом.
Глупая душа, Замарашкин!
Ха-ха!
А когда я немного подрос,
Я увидел...

Слышатся чьи-то шаги.

Тише... Помолчи, голубчик...
Кажется... кто-то... кажется...
Черт бы взял этого мерзавца Номаха
И всю эту банду повстанцев!
Я уверен, что нынче ночью
Ты заснешь, как плаха,
А он опять остановит поезд
И разграбит станцию...