Блок Александр Александрович - Рефераты и сочинения - Без конца и без краю мечта! (По лирике А.А.Блока.)

Читайте также:

В Ялте тепло, по-нашему то ли конец мая, то ли начало сентября. Трава во всяком случае зеленая. В море, правда, уже не купаются...

   

Вскоре обоих насильников вызвали в окружной суд в Ичин. Оба. объясняли свои поступки пьяным состоянием и свидетелями выставляли содержателя-п..

   

Ну, знаешь, отец! "Мисс"! Стыдно тебе так обращаться со вдовой. Архидиакон. Стыдно тебе так обращаться с отцом! Твой злополучный брак был чудовищным безрассудством...

   

Спонсоры проекта:

Технология дизайна - в короткие сроки.


Благодаря новым линзам АКРИСОФ® РЕСТОР® в лечении катаракты замечен существенный прогресс. Улучшение зрения отмечено у больных в восьмидесяти случаях из ста. Доверьте прогрессивной офтальмологии лечение ваших глаз.
www.acrysofrestor.ru

.
Компания "Мечта" предлагает аренду экскаватора-погрузчика JCB 3СХ, которые наилучшим образом использовать на линейно-протяженных объектах, таких как, строительство коттеджных поселков, а также в коммунальном хозяйстве.
www.firmamechta.ru

Другие книги автора:

«Стихотворения. Книга вторая (1904-1908)»

«Король на площади»

«Джордж Гордон Байрон. Стихотворения»

«Последние дни императорской власти»

«Действо о Теофиле»

Все книги


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

На правах рекламы:

.
Во время тренировок Вы узнаете новые танцевальные элементы, изучаете как исполнять их легко, на большой скорости, в новых связках и под разную мелодию. В направлении присутствует большое количество пластических элементов, которые придают украшение и динамику Вашему танцу.
www.mitinodance.ru

Dulas: Brush Transformers Limited (United Kingdom).

Все рефераты и сочинения


Без конца и без краю мечта! (По лирике А.А.Блока.)



"Без конца и без краю мечта!" (По лирике А.А.Блока.)

"Блока я считаю не только величайшим поэтом первой четверти двадцатого века, но и человеком-эпохой, т.е. самым характерным представителем своего времени..." — писала Анна Ахматова.
Александр Блок был мечтательным человеком. Но мечта его всегда воплощалась в звонкие, немеркнущие строки. Как и жизнь, разнообразно изображенная всем поэтическим творчеством поэта:
О, весна! без конца и без краю —
Без конца и без краю мечта! ;
Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!
Он сумел увидеть в России и тютчевскую тайну, и некрасовскую убогую деревенскую Русь, и летящую вдаль гоголевскую птицу-тройку. Но, пожалуй, ни у одного из писателей патриотическая тема так полно не сомкнулась с любовной, интимной лирикой, как у Блока. Нетрадиционным стал блоковский образ родины-невесты, жены, Прекрасной Дамы, Вечной Женственности. Не как мать любит Блок Россию, а как возлюбленную. Но ее облик постоянно меняется. Прекрасная Дама оборачивается то Незнакомкой, то проституткой, являя собой новые и новые лики России. Часто она олицетворяется музой:
Зла, добра ли? — Ты вся — не отсюда.
Мудрено про тебя говорят:
Для иных ты — и Муза, и чудо.
Для меня ты — мученье и ад.
Блок мысленно сопровождает своих героев, вместе с ними проделывая их нелегкий путь. Его рассказчик "влит" в повествование, его голос — такое же выражение эпохи, как и остальные равноправные голоса поэмы. Так, многоголосие "Двенадцати" — это воспроизведение многоголосия "переворотившейся" эпохи. Контрастность и пестрота поэмы отражают социальную контрастность эпохи. Позиция автора проявляется не в отдельных репликах или призывах, а в построении общей "судьбы" двенадцати, в характере того пути, который проделывают они на страницах поэмы.
Из хаоса рождается гармония. Этот образ Христа — антитеза псу-волку, как символу зла и старого мира, образ, воплотивший в себе идеал добра и справедливости. Христос как бы приподнят над бытом и над событиями. Он — воплощение гармонии и простоты, о которой подсознательно тоскуют герои Блока. В финале поэмы все укрупнено, имеет откровенно условный характер. Это и слитный образ "двенадцати", и возникающие вновь образы буржуа и голодного пса, и венчающий поэму образ Христа. Здесь нет имен, все реплики состоят из самых общих слов или риторических вопросов. Призрачность идущего во главе двенадцати апостолов Христа диссоциирует с державным шагом революции. В разные годы литературоведы трактовали смысл поэмы с диаметрально противоположных точек зрения — от приветствия новой революционной России, "идущей державным шагом", до полного отрицания революции как бунта кучки головорезов.
Трудно сказать, принял ли Блок революцию, что бы ни писали об этом многочисленные критики с партбилетом у сердца. Важно другое — он принимал жизнь, приветствовал ее звоном щита.
Принимаю пустынные веси!
И колодцы земных городов!
Осветленный простор поднебесий
И томления рабьих трудов!
И встречаю тебя у порога —
С буйным ветром в змеиных кудрях,
С неразгаданным именем бога
На холодных и сжатых губах...
Кстати, у Блока даже в щит воина, готовящегося к битве, вместо нерукотворного Спаса вписан образ "светлой жены":
И когда, наутро, тучей черной
Двинулась орда,
Был в щите
Твой лик нерукотворный
Светел навсегда.
Но в лирике поэта его возлюбленная — жизнь — принимает и другие черты:
Перед этой враждующей встречей
Никогда я не брошу щита...
Никогда не откроешь ты плечи...
Но над нами — хмельная мечта!
И смотрю, и вражду измеряю,
Ненавидя, кляня и любя:
За мученья, за гибель — я знаю —
Все равно: принимаю тебя!

Тем временем:

... — Как вы хорошо рассказываете, — вставил младший, тяжело вздохнув. — На работе рекламу сочиняю, — ответил старший. — Но продолжу. Следующий раз встречаю я Смита — давайте называть его Смитом — недели две спустя по чистой случайности: один приятель пригласил меня в Бакс на вечеринку, и оказалось, что она у Смита. Когда мы вошли, рядом с ним, в центре гостиной, стояла смуглая красавица итальянка, этакая рыжевато коричневатая пантера, одетая в цвета всех оттенков и тонов буйной спелой осени, и прямо светилась. За болтовней я не расслышал ее имени. А позже увидел, как Смит сдавил ее в объятиях, словно большую спелую гроздь сочного октябрьского винограда. Экая скотина, подумал я. Счастливая скотина. Жена в городе, любовница за городом. Топчет такие ягоды — и все ему нипочем. Счастливчик. Нет, решил я, хватит с меня праздников виноделия. И незаметно выскочил за дверь. — Не могу больше, — сказал младший и попытался поднять окно. — Не перебивайте, — буркнул старший. — На чем я остановился? — Как он топтал виноград. — Ах да. Ну, а когда пир закончился, я все таки вспомнил, как звали прекрасную итальянку. Ее звали миссис Смит. — Он что, еще раз женился? — Вряд ли, не успел бы. Озадаченный, я принялся соображать. Должно быть, у него два круга друзей: одни знают его жену в городе, другие — любовницу, ее он тоже называет женой. Иного объяснения я не находил, слишком умен Смит, чтобы слыть двоеженцем. И все же есть здесь какая то загадка. — Дальше, дальше, — с нетерпением перебил младший. — В тот же вечер Смит в превосходном настроении подвез меня до станции. По дороге он спросил: — Ну, что вы думаете о моих женах? — Женах — во множественном числе? — в свою очередь спросил я. — Да, черт возьми, во множественном, — ответил он. — За последние три года у меня их было аж двадцать — причем каждая следующая лучше предыдущей. Двадцать, посчитайте, двадцать! Вот. — Мы уже подъехали к станции, и он достал маленький, но пухлый фотоальбом, протянул его мне, посмотрел в глаза и засмеялся. — Да нет, я не Синяя Борода, и нет у меня подвала, набитого старыми театральными сундуками, в которых покоятся мои былые супруги. Посмотрите! Я листал альбом, страницы мелькали передо мной, словно кинокадры...